Фото https://belaruspartisan.by

Главный редактор “Эхо Москвы” Алексей Венедиктов заявил об этом в эфире своей радиостанции. “Белорусская тема” стала главной в программе “Без посредников”.

Венедиктов готов приехать в Беларусь и дать показания в поддержку Виталия Шклярова
– Мы сейчас очень сильно занимаемся Беларусью. Естественно, эти события несколько неожиданны. Оба события — и задержание нашего товарища Виталия Шклярова и, естественно, история с ЧВК Вагнера, — сказал Венедиктов.

— Давайте посмотрим на то, что нам сейчас известно. Нам это известно из белорусских официальных источников и из стейтмента российского посла в Минске Дмитрия Мезенцева, тоже хорошего товарища еще со времен 90-х времен, когда он в Питере служил в команде Собчака.

История приблизительно понятная. Беларусь всегда являлась перевалочным пунктом для разного рода людей, которые ездили в другие страны. Когда случилась пандемия, и всё перестало летать, «Белавиа» продолжает летать. И поэтому очень многие знакомые пробирались в Беларусь, потом оттуда улетали в другие страны. Это раз.

Вторая история заключалась в том, что мы знаем, что ЧВК Вагнера работает, в том числе, на охране в Северной Африке, на Ближнем Востоке. Судя по специализации этих ребят, это, действительно, как правильно здесь было сказано коллегой из «Новой газеты», это пехотный взвод. Скорее всего, они, действительно, переправлялись, как говорил наш посол, туда. Он называл Стамбул.

Но есть вторая составляющая — это интерес, собственно говоря, белорусских властей и президента Беларуси, которым нужно было продемонстрировать, прежде всего, западному наблюдателю, на мой взгляд, что Россия есть угроза для Беларуси, поэтому она направляет туда «зеленых человечков». Они же не государственные, их же не существует, как сказал сегодня Дмитрий Песков. ЧВК Вагнера не существует. ЧВК вообще не существует по российским законам, это призраки, «зеленые человечки».

И на самом деле, я думаю, что президент Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко искусно воспользовался ситуацией, когда эта команда переправлялась на юга, решил продемонстрировать по-другому. Достаточно унизительно их задержали. Вы видели кадры. Не то, что их задержали, а то, что продемонстрировали.

Это всё связано, безусловно, с такой эскалацией между российским и белорусским руководством, которое мы наблюдаем с осени прошлого года. Действительно, с другой стороны, у Александра Лукашенко ситуация на выборах сложная. Я не верю ни в какие 3%. И, собственно говоря, я может, не верю и в 75, но в 3 я не верю точно. Но взнервленность, я бы сказал, белорусского руководства, оно ощутимо и пальпировано. Мы видим, я вижу и мы публикуем это и на нашем сайте, в нашем эфире встречи президента Лукашенко, прежде всего, с силовыми структурами, его высказывания. И, мне кажется, что это взнервленная история.

Мы отправили запрос на аккредитацию туда наших двух корреспондентов с 7 августа по 11. Мы дискутировали, насколько это опасно, не опасно. Но работать надо. И наши два корреспондента — Алексей Голубев, который вернется из Хабаровска и Стас Крючков, который изъявил желание туда отправиться, — поедут туда, если получим аккредитацию, освещать президентские выборы.

Что касается Виталия Шклярова. Я просто очень хорошо его знаю, он бывал в нашей студии, мы с ним общались неоднократно. Он не участвовал ни в кампании никакого кандидата в Беларуси. Надо отменить, что Виталий, во-первых, гражданин Беларуси. Во-вторых, он приехал туда, действительно, общаться с разными людьми, но приехал к семье. У него мама в Гомеле и папа вместе с 11-летним сыном, который там остался сейчас. И он буквально собирался вчера прилететь в Москву. У нас была даже назначена на сегодня встреча.

И он был задержан. Он не работал в команде Тихановского. Уважаемые коллеги, которые меня слышат, поверьте, я очень хорошо знаю, чем занимается Виталий, и какие у него проекты. Он политтехнолог, действительно, но он не занимался избирательной кампании никого в Беларуси именно потому, что он белорусский гражданин и он не хотел в это входить. Поэтому его задержание достаточно неожиданное. То, что ему приписывают, то, что мы знаем, выглядит — тьфу! — неубедительно.

И из Москвы я, естественно, буду заниматься тем, чтобы разъяснить свою позицию белорусским властям, свое знание белорусским властям и готов в пользу Виталия дать показания и, если меня вызовут, приехать в Беларусь для того, чтобы его освободили. Он товарищ, он друг. И я точно знаю, что то, что ему пока в публичном поле предъявляют, это неправда. Поэтому вот такая история.

Мы будем следить, безусловно, и с помощью наших корреспондентов и других за Беларусью. Мы предложили интервью главе Центральной избирательной комиссии Беларуси. У нас были кандидаты в президенты, как вы помните — снятые, не снятые и члены семей. Мы предложили интервью и послу Минска в России. И будем рассчитывать, что, может быть, завтра или на следующей неделе он придет к нам или даст нам интервью по событиям вокруг для того, чтобы вы, наши уважаемые слушатели, которые ставят мне лайки бурные и хорошо и много — естественно, это нормально, и это правильно, — чтобы вы правильно делали свои выводы по поводу того, что там происходит, в Беларуси.

Еще раз повторяю, пока я согласен с Песковым, что мы не много знаем, только деталями про ЧВК Вагнера — про Шклярова знаю, про ЧВК Вагнера не знаю дословно, — но верю, что это ЧВК Вагнера.

Верю ли я, что они туда были направлены для того, что бы там что-то мутить? Пока нет ни одного доказательства этому, ни одной убедительной истории. В принципе, теоретически можно себе представить это, потому что кто выгоден России, российской власти как президент Беларуси? Я его назову: Александр Григорьевич Лукашенко.

Поделиться: