Фото https://vybory.ej.by

Сама власть опасается, что многие члены участковых избирательных комиссий могут проявить принципиальность при подсчете голосов, полагают эксперты.

Сегодня можно услышать упреки в адрес учительниц, которые входят в состав многих участковых избирательных комиссий: мол, их руками фальсифицируются выборы, а им потом еще наших детей учить. Но на самом деле у рядовых членов комиссий есть много возможностей тихонько отсидеться в период голосования, ничем не замарав свои руки.

Координатор кампании «Правозащитники за свободные выборы» Владимир Лабкович описал «Ежедневнику» наиболее вероятный сценарий возможных фальсификаций на избирательном участке.

Простая учительница ничего не решает

Каждый из членов комиссии считает свою долю голосов. Если в комиссии, например, 9 человек, значит, каждый из них считает только 1/9 от числа бюллетеней. При этом условная учительница не знает, сколько насчитали другие. “Каждый пишет на бумажке свой результат, и он, возможно, правдивый”, — сказал Владимир Лабкович.

А дальше наступает самый скользкий момент. Девять бумажек с цифрами подсчетов отдаются председателю комиссии, который владеет искусством математического сложения. По идее, он должен сложить всю сумму голосов и конечный результат написать в протокол.

“Здесь могут родиться цифры, которые никоим образом не связаны с реальным распределением бюллетеней”, — подчеркнул эксперт.

При этом рядовой член комиссии может ничего не знать об этих махинациях. Ему предлагают не задавать никаких вопросов, подписать итоговый протокол, не зная всех цифр по участку.

Получается, учительниц не в чем винить?

“Вина этих людей не в том, что они посчитали неверно, а в том, что они не задают вопросов, — считает Владимир Лабкович. – Для того, чтобы гарантировать честный результат, члены комиссии должны быть уверены не только в своей цифре, они должны быть уверены в цифре, написанной в итоговом протоколе”.

У члена участковой комиссии есть право не подписывать итоговый протокол, если он не уверен в объективности подсчета итоговой суммы голосов. Он имеет право написать личное мнение, почему он сомневается в правдивости цифры в протоколе. Это мнение прилагается к протоколу и отправляется в вышестоящую инстанцию для изучения.

Но ждать такой активности от членов избирательной комиссии не приходится, ведь, как правило, на них давит круговая порука и двойное подчинение. Комиссия практически всегда сформирована на производственном принципе: ее большинство составляют представители одной организации. Если это школа, то учителя являются членами УИК, а председателем – завуч или директор. Таким образом, рядовые члены находятся под контролем своего нанимателя.

Есть вероятность, что руки марать не захочет и директор?

Владимир Лабкович не исключает вероятности, что на этих выборах председатель и члены участковых комиссий будут проявлять больше принципиальности. Не исключает эту вероятность и руководство страны.

“Именно опасения сегодняшней власти, что возможны такие эксцессы исполнителей, и привели к тому, что теперь Центральная избирательная комиссия фактически запретила наблюдение за участками, приняв решение по недопуску к наблюдению 99% наблюдателей. А оставшийся процент составляют представители провластных организаций. Значит, они допускают вероятность, что участковым комиссиям было бы сложно проводить свою некрасивую работу на глазах у большого количества людей”, — отметил эксперт.