Фото ЮНИСЕФ/А.Роменци

Сможем ли мы справиться с пандемией COVID-19? Как защитить детей от вируса? Когда появится вакцина от него? На эти и другие вопросы ответили в прямом эфире на нескольких платформах соцсетей представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Д-р Майк Райан и д-р Мария Ван Керкхове неизменно принимают участие в регулярных пресс-брифингах Генерального директора ВОЗ Тедроса Гебрейесуса.

Как остановить пандемию?

Нет нужды говорить о том, каким разрушительным оказался никому не известный коронавирус, как он перевернул жизнь отдельных людей и целых стран. Но, по словам Майка Райана, там, где люди сплачиваются, там, где правительство ясно понимает, что нужно делать, и принимает все необходимые меры, – там удается справиться с COVID-19.

«Все очень устали, все уже просто изнемогают, все хотят вернуться к нормальной жизни – и мы, между прочим, тоже, – сказал Майк Райан. – К сожалению, в условиях кризиса пока вирус диктует, как нам жить. Но мы должны сами контролировать собственное будущее, а это можно сделать, только если мы победим вирус».

Мария Ван Керкхове добавляет, что каждый человек должен сыграть свою роль, и это не требует ничего сложного: нужно часто и тщательно мыть руки, соблюдать так называемый «респираторный этикет», то есть чихать и кашлять прикрываясь сгибом локтя, соблюдать физическую дистанцию, при необходимости – например, в закрытых помещениях или там, где нет возможности держаться на расстоянии, — носить маску, при введении карантина не выходить из дома, при появлении симптомов обращаться к врачу или звонить на «горячую линию».

«И последнее, но, пожалуй, самое важное: следите за информацией, – добавила д-р Ван Керкхове. – Особенно важно знать, где именно циркулирует вирус. Ситуация находится в развитии, она постоянно меняется, поэтому мы должны следить за новыми данными, получать свежую информацию – тогда мы сможем принимать правильные решения, а нам их приходится принимать каждый день – и защитить самих себя и не заразить близких».

Насколько безопасно открывать школы?

«Школа – это микрокосм нашего общества и там находятся члены этого же самого общества, – подчеркнул д-р Райан. – Если вирус распространяется в обществе в целом, он будет распространяться и в школах». К счастью, дети очень редко переносят COVID-19 в тяжелой форме, а порой и не имеют ярко выраженных симптомов. Но это и опасно – не зная того, они могут заразить других – тех, кто менее устойчив к коронавирусу, или принести его домой и инфицировать близких. Кстати, такое уже случалось – например, в случае полиомиелита, когда дети, зараженные вирусом, но не имеющие симптомов, заражали других, со слабым иммунитетом, и это вызывало у тех паралич.

Образование чрезвычайно важно, подчеркнули представители ВОЗ, и школа нужна не только потому, что там дети получают знания. Для многих школа – это единственное место, где они могут почувствовать себя в безопасности, поесть, пообщаться со сверстниками.

«Мы должны сделать все возможное для того, чтобы дети смогли вернуться в школу, и для этого нужно остановить передачу вируса», – утверждает Майк Райан.

Как известно, в последнее время, особенно там, где начали снимать ограничения, увеличилось число случаев заражения COVID-19 среди молодых людей, которые зачастую считают себя неуязвимыми и не очень-то готовы отказаться от привычного образа жизни.

«Подростки и молодые люди должны взять на себя ответственность, – настаивает Майк Райан. – Да, им приходится чем-то жертвовать – тем, что для них очень важно. Мы все были молодыми и помним, как нам хотелось этой свободы, как мы хотели окунуться в жизнь, испытать ее во всей полноте, и мы понимаем, как тяжело «поставить свою жизнь на паузу».

Участники разговора призвали молодых людей отказаться от образа жертвы и взять на себя лидирующую роль в борьбе с пандемией: «Это ваше будущее, это ваша планета, вам жить в этом обществе, и вам решать, каким оно будет, какой будет ваша жизнь».

«Все говорят о какой-то новой норме, – подчеркнула Мария Ван Керкхове, – но никто понятия не имеет, какой она будет. Молодежь с ее креативностью как раз способна предложить новые идеи».

Зачем носить маски? Это так неудобно

Да, неудобно. Всем, в том числе и самим сотрудникам ВОЗ, не говоря уже о медиках, которые носят маску по 12–16 часов. Мария Ван Керкхове и Майк Райан объясняют, что маски нужны в тех случаях, когда есть риск заразить других: в закрытых помещениях и даже на воздухе, если невозможно соблюдать физическую дистанцию не меньше 1–1,5 метров. Они напомнили, что в нашу жизнь вошло многое из того, что казалось раньше непривычным и неудобным – например, ремни безопасности в машинах, курение в общественных местах или детские автокресла.

«Если я просто посажу своего трехлетнего ребенка на заднее сидение машины — да, это будет нарушением закона, но также и нарушением социальной нормы. Люди посмотрят на меня и скажут: “Господи, что это он делает?” Или если я захочу сесть за руль, хорошо выпив в баре, – это тоже будет неприемлемо. А ведь когда-то это было нормально, – сказал Райан. – Эта перемена произошла в результате запретов, в результате принятых законов, но еще и потому, что изменилось наша отношение к этим вещам». По словам д-ра Райана, общественное мнение может быть гораздо эффективнее угроз за невыполнение тех или иных законов.  Причем, даже правоприменение необязательно должно принимать форму наказания. Можно указать человеку на то, что он поступает неправильно, объяснить почему, вынести предупреждение.

Но порой бывает необходимо строго обеспечивать соблюдение закона, и здесь, предупреждает Майк Райан, нужно соблюдать баланс между карательными мерами и правами человека: «Мы все – члены общества, но каждый из нас – отдельная личность, которая имеет право выражать собственное мнение и вести себя так, как считает нужным, – но только до тех пор, пока наше поведение не начинает негативно сказывается на благополучии окружающих. В этом и заключается социальный контракт».

И Мария Ван Керкхове, и Майк Райан напоминают об уникальной способности человека приспосабливаться к любой ситуации. Райан объясняет, что каждый день ездит на работу на автобусе – разумеется, в маске. И у него уже выработалась привычка – такая же твердая, как ежедневная чистка зубов:

«Когда я сажусь в автобус, я знаю, что буду браться за поручни, прикасаться к разным поверхностям. Так что, сев на сиденье, прежде чем я возьму в руки телефон или надену наушники, я протираю руки антисептиком. Это уже стало привычкой, я делаю это на автомате».

Но ведь уже скоро появится вакцина?

Действительно, уже появилось несколько серьезных кандидатов, подтвердили представители ВОЗ. Наиболее обнадеживающие результаты дали испытания вакцины, разработанной в Оксфорде. Но и ряд других уже прошли первую и вторую фазу испытаний, а как объясняет Майкл Райан, как правило, в ходе клинических испытаний отсеивается большое число кандидатов, чего пока не произошло в случае с потенциальной вакциной от COVID-19.

Он выразил особую благодарность добровольцам, вызвавшимся испытать вакцину на себе: «Они вносят огромный вклад в борьбу с пандемией, это поистине бесценный дар всему человечеству».

Хорошие результаты дают испытания и ряда существующих лекарств. Но, подчеркивает Райан, мы должны трезво оценивать ситуацию. Всем хочется, чтобы вакцина появилась как можно скорее, но гораздо важнее – чтобы она была эффективной и безопасной. И тут никуда не деться – на это требуется время.

Кроме того, уже существующие вакцины, которые спасают жизнь миллионов людей, не дают стопроцентной гарантии. В случае с новой вакциной мы еще не знаем, насколько она будет эффективной и как долго сможет защищать организм от инфекции. Д-р Райан заверил, что разработка вакцины и лекарств идет беспрецедентно быстрыми темпами, но нельзя уповать только на них – пока нужно делать все, что в наших силах, чтобы остановить вирус.