Валерий Карбалевич

Много лет Александр Лукашенко и государственная пропаганда внушают обществу тоталитарную концепцию, будто в Беларуси построено такое государство, которое выражает, защищает, гармонизирует интересы всего народа и пользуется единодушной поддержкой граждан. При этом подчеркивается, что в стране «отсутствует почва для социальных противоречий и конфликтов» («Советская Белоруссия», 24 мая 2006 года).

Все это время государственные СМИ настойчиво убеждали, что в Беларуси утвердилась «общенародная государственная идеология», которая является отражением «идеологического единства нашего народа» («Советская Белоруссия», 28 июля 2006 года). Не удивительно, что после очередных выборов (2006 года) Лукашенко заявил, что «за действующего президента проголосовало практически все население» («Советская Белоруссия», 29 апреля 2006 года).

Таким образом, официальная идеологическая концепция отвергала в принципе возможность существования даже «конструктивной оппозиции». Поскольку весь белорусский народ поддерживает президента и его политику, то никаких политических оппонентов в стране нет и быть не может. «Сегодня вряд ли найдется разумный человек в нашей стране, который в целом подверг бы критике политику, которую проводит руководство», – утверждал Лукашенко («Народная Воля», 20–23 марта 2009 года). Иначе говоря, оппозиция – это люди, просто сошедшие с ума, ибо только ненормальные могут выступать против «народного президента». Или второй вариант – это коллаборационисты, продавшие родину западным хозяевам, «пятая колонна». В любом случае, это «отморозки», «враги народа». Поэтому в отношении них можно использовать любые репрессии.

Примерно такие же идеи государственные СМИ пытаются внушить обществу и сейчас. Печально известный журналист Андрей Муковозчик по итогам встречи Александра Лукашенко с представителями госмедиа 9 июля писал в «СБ. Беларусь сегодня» (так сегодня позиционируется «Советская Белоруссия») об угрозе, якобы исходящей со стороны альтернативных кандидатов, «расколоть белорусское общество», о необходимости «сплотиться» вокруг президента и т.д.

На самом деле белорусское общество, как мне видится, давно и глубоко расколото. Долгие годы этот раскол проходил между властью, опиравшейся на поддержку относительного большинства белорусского общества, и оппозиционной частью населения.

Такая ситуация раскола характерна для трансформационных обществ. Однако в Беларуси социально-политический раскол имеет особый характер в связи с затянувшимся идеологическим кризисом, нерешенностью проблемы исторического выбора, геополитической ориентации. Белорусский раскол касается фундаментальных мировоззренческих ценностей. Если в других странах глубокие социальные, политические противоречия уравновешиваются единством в вопросах национальной, этнокультурной идентификации, то здесь ситуация другая. Например, вопрос о роли белорусского языка становится дополнительным триггером для конфликта.

Мировоззренческий раскол пронизывает все сферы общественной жизни: науку, искусство, спорт и др. Даже на международных футбольных матчах болельщики болеют за свою команду под разными флагами: официальными и оппозиционными. Раскол распространился и на белорусскую диаспору.

В других странах преодолеть раскол, объединить народ помогала угроза социальной или природной катастрофы, общенациональная трагедия. Срабатывал инстинкт самосохранения социума. В Беларуси ситуация иная. Внешние катаклизмы, на мой взгляд, лишь углубляют раскол.

Например, не стала фактором консолидации Чернобыльская трагедия. Наоборот, ежегодно день годовщины аварии на АЭС 26 апреля становится моментом наиболее острого политического противостояния.

То же самое случилось и с пандемией коронавируса. Она не только не способствовала сплочению общества, а, наоборот, стала мощным катализатором недоверия населения к власти.

Однако все многообразие различий находит свое концентрированное выражение в политике. Мировоззренческий раскол все больше приобретает социально политический характер. Если в обыденной жизни, в житейских делах люди все же находят компромиссы, то в политической сфере противоречия нарастают и становятся все более непримиримыми. Развитие интернета сделало этот конфликт и раскол еще более выпуклым и очевидным.

Важным фактором, усиливающим политическое противостояние в Беларуси, является личность президента Александра Лукашенко и проводимая им политика. С самого начала своего пребывания в нынешней должности он постоянно демонстрирует бескомпромиссность, заряженность на конфликт с политическими противниками. Врагомания, искусственное провоцирование общественной конфронтации стали составной частью имиджа Лукашенко, способом его политического выживания.

Нынешняя избирательная кампания вытащила общественно-политический конфликт на поверхность, сделала его явным и зримым, даже в каком-то смысле легитимировала его. Поменялась и линия общественного разлома.

На смену прежнему расколу между властью и оппозиционной частью общества пришел раскол между властью и обществом. Конечно, есть какая-то часть населения, которая поддерживает Лукашенко. Но ее никак не видно на информационно-политическом экране страны (если не считать, конечно, штатных пропагандистов). Люди, выступающие против правящего режима, видны на каждом шагу, они выходят на улицы, проводят массовые протестные акции… А сторонников режима не видно совсем. От их имени говорит исключительно власть, ее институты, государственные СМИ.

Многие слои населения впервые заинтересовались политикой. Включившись в активную гражданскую жизнь, они с удивлением увидели, что их интересы никак не представлены в государственных институтах. Парламент и местные Советы абсолютно стерильны, представляют исключительно саму власть. Демократически настроенные люди попытались попасть в избирательные комиссии, но их грубо отфутболили. Представьте ситуацию: те, кто подвергает власти критике, представлены в избирательных комиссиях в количестве 0,009 процента.

В такой ситуации правящий режим может удержаться, только опираясь на силу, политические репрессии, которые должны носить перманентный характер. Общественный раскол приобретает гораздо более драматические формы. И в рамках существующей социальной модели и политического режима преодолеть этот конфликт невозможно. Ибо для этого нужны демократические институты и механизмы, которые в Беларуси отсутствуют.

***

Газета «Народная Воля» № 57 (4515)

Поделиться ссылкой: