Фото https://thinktanks.by

В июне Александр Лукашенко дважды участвовал в мероприятиях в России, посвященных событиям Великой Отечественной Войны. И Путин дважды отказался от обсуждения острых вопросов двусторонних отношений.

Об этом говорится в регулярном обзоре “Положение в области национальной безопасности Беларуси (июнь 2020 года)”, подготовленном BSBLOG. В нем анализируются основные события, произошедшие в сфере безопасности в минувшем месяце.

Thinktanks.by предлагает некоторые выводы данного обзора:

Напутствия А. Лукашенко новому составу правительства означают переход к экономическому национализму и протекционизму. В этой связи встает вопрос о перспективах участия Беларуси в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, что предусматривает передачу части важных полномочий в пользу надгосударственных структур. Попытка саботировать деятельность ЕАЭС (любимой игрушки Владимира Путина), создаст дополнительное конфликтное поле в белорусско-российских отношениях.

Одновременно заявлено об отказе даже от обсуждения экономических реформ и либерализации: дисциплина подразумевает шаблонность и контроль, а не свободу.

Диверсификация экспорта – бесконечная песня белорусских властей. К сожалению, похвалиться в этой части нечем. Как и развитием регионов. Надо признать, что власти предпринимают серьезные усилия по сохранению и развитию социальной инфраструктуры в провинции. Но результаты региональной экономической политики – провальные практически полностью.

Пассаж А. Лукашенко про перспективы для некоторых белорусов повоевать в Ливии и Сирии может быть адресован только одной профессиональной группе – силовикам. Уровень материального обеспечения которых значительно ниже, чем у их российских коллег. Посыл белорусского правителя состоит в том, что: а) за более высокие уровни доходов придется платить перспективой участия в военных операциях за рубежом; б) не стоит рассчитывать на рост материального обеспечения силовиков, т.к. в Беларуси все за мир.

Смена руководства Госкомвоенпрома не приведет к принципиальным изменениям военно-технической политики государства и приоритетов развития ВПК. Последние определены исходя из соображений экономической эффективности, потребностей национальной обороны и престижа государства.

В течение всего июня режим предпринимал шаги по запугиванию и дискредитации белорусов, активно выражающих недовольство ситуацией в стране. Аресты, уголовное преследование оппозиционных активистов, рассказы про деструктивное внешнее вмешательство (с намеками на Россию) в белорусские дела, угрозы кровопролитием в случае краха правящего режима призваны противостоять новой реальности белорусской политики: режим утрачивает внутреннюю легитимность, его политика уже не отвечает желаниям общества, а Лукашенко лично не вызывает ничего кроме раздражения у значительной части, а скорее всего у большинства белорусов.

При этом официальный Минск продолжил попытки возобновить политический диалог с Кремлем. Июньские переговоры начальников генеральных штабов армий Беларуси и России стоит рассматривать в рамках общих белорусско-российских политических отношений (с учетом перспективы участия белорусских военнослужащих в учениях «Кавказ-2020»). Очевидно, одобрение соглашения с Россией о взаимном признании виз – из той же серии необходимости восстановления коммуникации Путин-Лукашенко. Правда, пока безуспешно: в июне А. Лукашенко дважды участвовал в мероприятиях в России, посвященных событиям Второй мировой войны. В ходе которых В. Путин отказался от обсуждения острых вопросов двусторонних отношений со своим белорусским коллегой.

Говоря о результатах июньских переговоров министров обороны Беларуси и Украины стоит напомнить, что в марте текущего года Киев присоединился к санкциям ЕС в отношении Беларуси (источник). Что практически пресекает военно-техническое сотрудничество между двумя странами. Хотя сам факт контактов на уровне руководства военных ведомств Беларуси и Украины является позитивным, говорить о перспективах двустороннего сотрудничества в сфере обороны можно только в части политического диалога.

Резкое снижение уровня преступности в текущем году может быть объяснено частично за счет снижения уровня уличной преступности из-за де-факто режима самоизоляции, которой придерживалось значительное число граждан Беларуси. А частично подтасовкой статистических данных, что связано с предстоящими президентскими выборами и необходимостью порадовать электорат и лично А. Лукашенко улучшением ситуации хоть в какой-нибудь значимой области.

Репрессивный характер белорусского законодательства – не новость. И лично А. Лукашенко был инициатором этого. Изменения законодательства об административных правонарушениях диктуются стремлением снизить уровень общественного недовольства состоянием дел в стране не меняя политической системы.

Единственная страна, переписывающая историю Второй мировой войны с целью приватизации общей победы – Россия. Попытка установить монополию Москвы на общее историческое прошлое разрушающе бьет по основам белорусской госидеологии, которая базируется на мифологии той войны. Белорусская госпропаганда неспособна эффективно противостоять российской.

Стоит отметить, что идея применения армии для подавления внутренних беспорядков на самом деле имеет 10-летнюю историю: еще в 2011 году обсуждались возможности её задействования для подавления массовых протестов. Но не напрямую, а для выполнения вспомогательных функций (транспортной, охраны объектов и т.п.). Применение армии для выполнения жандармских функций чревато угрозой перехода военнослужащих на сторону протестующих. Этот зарубежный опыт белорусское руководство усвоило хорошо.

Из водного коллапса в Минске можно сделать несколько выводов. Во-первых, это нескоординированность действий властей. Так, столичное руководство изначально утверждало, что никаких проблем, кроме неприятного запаха, нет, вода пригодна для употребления. Соответствующий сюжет был показан по гостелевидению. Но после того, как не менее 15 человек обратились за медицинской помощью из-за употребления воды, а Интернет заполнили изображения поражений кожи после использования водопроводной воды, Минздрав запретил использовать эту воду для питья. Во-вторых, до сих пор официально не дано заключение о причинах и виновниках водного коллапса. Очевидно, что речь идет о высокопоставленных чиновниках в системе управления городом. Власть не готова принимать на себя ответственность за произошедшее. В-третьих, продемонстрирована уязвимость инфраструктуры жизнеобеспечения 2-милионного Минска, неспособность властей в сжатые сроки ликвидировать проблему и организовать временное снабжение питьевой водой в необходимых масштабах. Так, на 800 тыс. человек было организовано с помощью армии порядка 30 точек обеспечения питьевой воды.

Маловероятно, чтобы условия сделки о продлении аренды Россией военных объектов в Беларуси претерпели существенные изменения. Интерес представляет срок, на который стороны продлят аренду. Россия заинтересована в максимально продолжительном сроке аренды. Беларусь — в возможности использования российских военных объектов в качестве инструмента для периодического торга с Кремлем. Т.е. с белорусской точки зрения оптимальным было бы продление аренды на 5 лет или меньше.

Поделиться: