Столица Казахстана Нур-Султан. Фото Всемирного банка

13 июля 2020 года в представительстве ООН в Казахстане приспустили флаг по случаю общенационального дня траура по умершим от COVID-19. Ситуация в стране, действительно, очень серьезная. По официальным данным, здесь подтверждено 59899 случаев инфекции. 375 человек умерли. Причем число зараженных резко выросло после отмены карантина. О  сегодняшней ситуации Елена Вапничная поговорила с главой ВОЗ в Казахстане Кэролайн Кларинваль.

КК: Да, действительно, с конца июня после того, как был снят карантин, число случаев резко возросло. В то же время министерство здравоохранения принимает все возможные меры. Одна из проблем – нехватка медработников, сотрудников лабораторий, поскольку, имея дело с COVID-19, многие сами заражаются, заболевают, что оборачивается нехваткой людских ресурсов.

Одновременно нас очень тревожит поведение населения – после снятия карантина отнюдь не все соблюдают необходимые меры предосторожности, в том числе физическую дистанцию – особенно в семьях. Но это все результат практических наблюдений, никаких исследований на этот счет не проводилось.  Тем не менее, мы видим, что  передача вируса происходит среди родственников, и это привело к увеличению общего числа заражений. Сильно возросла нагрузка на систему здравоохранения и ей необходима поддержка.

ЕВ: Не было ли снятие карантина преждевременным, ведь число новых случаев инфекции продолжало расти?

КК: Необязательно. Многое зависит от того, как население реагирует на снятие карантина. Если бы люди соблюдали физическую дистанцию и простые рекомендации ВОЗ, то ситуация могла бы быть другой. В то же время не нужно забывать о социально-экономических последствиях карантина, которые нужно учитывать, принимая эпидемиологические меры.

Несколько недель назад власти снова ввели некоторые карантинные меры, но не такие жесткие, как в первый раз. Люди свободно передвигаются по городу, но многие ключевые компании и торговые центры закрыты. Запрещены большие скопления людей. Так что после пика инфекции ряд ограничений был восстановлен. Тем не менее, число новых случаев продолжает расти с каждым днем.

ЕВ: Вы сказали, что медработники сами заражаются и заболевают. С чем это связано?  С нехваткой средств индивидуальной защиты?

КК: Не только. Эпидемиологическому контролю никогда не уделялось большого внимания – по всему миру. В эту область, как правило, не вкладывали больших средств. Кроме того, очень важно наличие опыта и необходимых навыков [ у медработников]. Были ли обучены медики тому, как защитить себя? Ну и вообще им очень нелегко: порой им тяжело соблюдать все эти меры предосторожности. Мы в ВОЗ проводим обучение медиков мерам эпидемиологического контроля, и минздрав тоже. Буквально в эти выходные прибыл груз со средствами индивидуальной защиты, на который мы потратили  2,7 млн долларов. Мы продолжаем работать над тем, чтобы у медиков была возможность получить необходимое оборудование и материалы, и чтобы они были вооружены соответствующими знаниями.

Казахстан – большая страна с разветвленной сетью учреждений здравоохранения, и для того, чтобы обучить всех медработников, обеспечить их средствами защиты, требуются колоссальные усилия.

Я бы хотела сказать, что на фоне роста инфекций работники системы здравоохранения ежедневно проделывают огромную работу, обеспечивая лечение этих пациентов. И об этом не все помнят и не все это ценят. Такое отношение влияет на их психологическое состояние и на мотивацию.

ЕВ: Как мы знаем, появились сообщения о том, что в Казахстане возникла «неизвестная пневмония», которая, как утверждает Китай, гораздо опаснее COVID-19. На пресс-брифинге ВОЗ в четверг д-р Майк Райан сказал, что эти случаи, скорее всего, все-таки связаны с коронавирусом. Насколько я знаю, в ВОЗ намерены провести оценку ситуации?

КК: Я думаю, что пока не надо делать поспешных выводов. Да, с начала июня увеличилось количество случаев пневмонии, и нам поручили разобраться в ситуации. Министерство здравоохранения тоже этим занимается.  Эти сообщения привлекли большое внимание со стороны СМИ, но мы, прежде чем делать выводы, должны собрать данные, и проанализировать их. Я повторю то, что сказал д-р Райан: скорее всего, это COVID-19. Возможно, какие-то пациенты поздно обратились за помощью и у них есть признаки пневмонии, но мы пока не можем выявить наличие вируса. Нужно также выяснить возможности местных лабораторий, – мы знаем, что порой бывают так называемые ложные негативные результаты.  Все это станет предметом оценки. ВОЗ также направит в страну группу экспертов в области лабораторных исследований. Тут могут быть самые разные причины, но главное – не спешить с выводами, поскольку у нас еще нет необходимой информации.