Семен Букчин

Все-таки непонятливый и даже, позволю себе заметить, туповатый мы народ, белорусы. Возьмем те же президентские выборы. Ринулись в очереди подписи ставить. Обрадовались возможности проявить себя. А кто сказал, что эти президентские выборы настоящие? Разве не говорил наш самый главный начальник – «так называемая избирательная кампания»? Ясно же – «так называемая»! То есть ненастоящая. Так нет же! Упрямо ломятся к этим столикам, очереди выстаивают.

А почему «так называемая»? Так это же проще простого. Ну так принято в мире. И нам нужно соблюдать этот декорум. Хотя проще и экономнее было бы держаться правила: выбрали президента – ну и пусть управляет пожизненно. Но и в «так называемой кампании» нужно соблюдать свои правила. Претенденты должны быть людьми скромными. Понимать, что это не настоящие выборы, а такая игра, в которую им позволили поиграть. Почетная, кстати, роль. Но вести себя нужно скромно, особенно тем, кому разрешили собрать сто тысяч подписей и зарегистрироваться. И чтобы никакого шума! Игра должна быть тихая, спокойная. Все должны понимать, каков будет ее итог. Ну там на кухнях еще можно повольничать, порассуждать, но за их пределами – ни-ни!

В общем, вроде все было ясно-понятно. Ермошина, как основная и проверенная десятилетиями в искусстве подсчета голосов боевая единица, заступила на привычное дежурство. Но нашлись все же непонятливые. Ведь главный начальник ясно сказал: нельзя забывать, как «Каримов в Андижане подавил путч, расстреляв тысячи человек». А если забыли, «так мы напомним». То есть «неправильный» исход «так называемой избирательной кампании» – это не что иное как путч. И для подавления его можно использовать пример Каримова. И «друг Рахмон с пулеметом наперевес входил в столицу Таджикистана для того, чтобы навести там порядок». Но тому же Бабарико хоть кол на голове теши. Он твердит свое: «Нельзя стрелять в безоружных людей. Нельзя расстреливать собственный народ». Но какой же это народ? Это путчисты, враги народа!

У них цель какая? Разорвать Беларусь на куски. Посеять у нас смуту, как в Украине, Молдове, Армении. Кое-кто из тех же непонятливых может спросить: а какая тут связь – между президентскими выборами и возможным разрывом Беларуси на части? У нас вроде никаких предпосылок для этого самого разрыва нет. Ха-ха! Да ведь это только потому, что самый главный начальник так стянул стальными обручами страну – мышь не проскользнет. Духота невозможная и внутри, но народ терпит, привык. Главный начальник говорит: «Нам досталась страна». Но надо же наконец научиться правильно понимать. ЕМУ досталась страна. ЕМУ, а не нам. И потому он ее никому не отдаст. Так прямо и заявил. А Бабарико все долдонит, что «никто не имеет права присваивать нашу страну». Опомнился претендент! Страна давно уже присвоена. Потому что так захотел народ больше четверти века назад. «Белорусы сами определяли свою жизнь», – обмолвился, кстати, и Бабарико. Вот и определили. Это Цепкало, этот лузер, не желающий думать, «какое настроение сегодня у президента», считает, что Главное Лицо в стране «не Бог, не царь, не герой». На самом же деле оно, это Лицо, и первое, и второе, и третье. А кто еще в современной Европе может сравниться с Ним по долголетию управления государством?

Одним словом, время теперь такое. Решающее. Понятливые должны понять. Непонятливые пускай не забывают, где сейчас находятся Тихановский и сам Бабарико со своими соратниками по «Белгазпромбанку». А официальная Москва молчит и
будет молчать. Потому что так ей выгодно. И вообще нельзя вмешиваться во внутренние дела другого государства. Тем более верного, хотя и капризного, друга и союзника. Когда нужно было посадить Ходорковского и разгромить «Юкос», Минск не возражал. Почему же теперь Кремль должен что-то иметь против разборок с тем же «Белгазпромбанком», в котором творились, как только что выяснилось, такие преступления? Что же касается предстоящего суда над осмелившимся пойти супротив него бывшего белорусского банкира, то «справедливый процесс», конечно же, будет, и даже картины художников Парижской школы, если понадобится, запишут ему в обвинительный акт. А вы говорите – конституция, закон, мировое искусство и прочую несете чепуху.

Говорят, что до 9 августа не успеют с судом. И тогда по закону Бабарико со своим почти полумиллионом подписей сможет принять участие в выборах. Ну так на этот случай у нас может появиться президентский указ, который, как известно, выше всяких законов. А в указе том, возможно, будет сказано, что обвиняемый в крупных преступлениях не может участвовать в выборах. А возможно, указ и не потребуется. Просто Бабарико замучает совесть, и он повесится в СИЗО. Тоже выход. Исчезли же в нужный момент Захаренко и Гончар.

Белорусский народ, предпочитающий роль любопытного зрителя, в любом случае ожидает интересный спектакль. А то, что драма творится с ним самим, он не замечает. Дела на дачных сотках и огородах всегда были для него важнее.

***

Газета «Народная Воля» № 50 (4508)