В сезоне 2010–2011 центрфорвард «Торонто» Михаил Грабовский успешно выступал в составе тройки, которую называли лучшим вторым звеном лиги, и установил белорусский рекорд результативности, не превзойденный до сих пор.

Как появилось то самое звено

«Лифс» конца 2000-х занимались тем, что у них лучше всего получалось в последние пятьдесят лет, – регулярно расстраивали болельщиков.

После ухода Матса Сундина закончилась целая эпоха, и началась затяжная перестройка. В 2008 году команду возглавил Рон Уилсон. При нем «кленовые листья» очень плохо действовали в защите, но зато нередко с их участием получались веселые матчи – новый коуч не сушил игру.

Тем же летом в Торонто переехали белорус Михаил Грабовский и россиянин Николай Кулемин. У них были совершенно разные дороги в провинцию Онтарио.

МиГ (Прозвище, данное Грабовскому за океаном.НВ.) к тому моменту уже провел в НХЛ два сезона, хотя и принял участие только в 27 матчах в составе «Монреаля». Несмотря на отличную игру Михаила в фарме, «хабы» решили, что им достаточно Костицыных, и обменяли центрфорварда.

Кулемин же был проспектом «Торонто», которого выбрали во втором раунде драфта–2006 спустя два года после того, как прошел его набор. Николай провел еще пару сезонов дома в составе магнитогорского «Металлурга», причем в 2007-м стал чемпионом страны. Оба раза он забрасывал в команде чаще всех. В «золотом» сезоне и вовсе разделил третью строчку в списке снайперов лиги с Сергеем Мозякиным, а в плей-офф – первую с Данисом Зариповым.

Большую часть чемпионата Грабовский и Кулемин провели в одном звене. Третьим с ними выходил финский форвард Никлас Хагман. И, кажется, новые партнеры были довольны тем, как все складывается.

– Когда Грабовский выступал в «Монреале», ему не давали проявить себя, он редко попадал в основу. А в «Торонто» ему доверяют, он имеет постоянных партнеров и много игрового времени. О таком напарнике каждый может мечтать. Грабовский подскажет, если надо. Да и на площадке мы не молчим. У нас креативный союз. Есть наигранные комбинации, мы хорошо чувствуем друг друга, – рассказывал россиянин.

В своем первом полноценном сезоне в НХЛ Грабовский набрал 48 очков и занял 11-е место в голосовании за приз лучшему новичку, Кулемин записал на свой счет 31 балл – тоже достойный показатель для дебюта.

На следующий год у «Торонто» дела пошли хуже, хотя, казалось бы, куда уже. Уилсон чаще экспериментировал и менял сочетания (нередко вынужденно). Стабильными были только пара защитников Комисарек – Каберле и пара друзей Кессел – Бозак. У Грабовского сезон вышел скомканным из-за травмы, которая не только помешала сыграть в четверти матчей регулярки, но и заставила пропустить Олимпиаду в Ванкувере.

Неудачным получился эксперимент по объединению россиянина, белоруса и украинца в одной тройке – Поникаровский, Грабовский и Кулемин так и не смогли эффективно взаимодействовать. В итоге в свой второй год в «Торонто» Михаил чаще играл с уже привычным Хагманом и не очень привычным Джейсоном Блейком.

Mac and the USSR. Как тройка Грабовского стала лучшим вторым звеном НХЛ74 очка по итогам сезона 2009–2010 – худший результат «Торонто» за 12 лет. Летом «Лифс» обошлись без громких трейдов и подписаний. Да, Крис Верстиг, Колби Армстронг и Бретт Лебда – не самые плохие игроки, но это не те хоккеисты, которые могли гарантировать «листьям» победы в грядущем сезоне.

Но было еще одно подписание за скромные 1,1 млн. долларов в год. Канадский форвард Кларк Макартур не смог договориться о новом контракте с «Атлантой», и генеральный менеджер «Торонто» Брайан Бурк предложил свой вариант. Пик «Баффало» третьего раунда драфта–2003 согласился.

Mac and the USSR

Что произошло дальше? Такие вещи часто называют «мгновенная химия», а мы назовем «хоккей с первого взгляда».

Рон Уилсон добавил к Грабовскому и Кулемину новичка Макартура, и в «Торонто» появилось звено, которое по ходу сезона 2010–2011 начали называть лучшей второй тройкой лиги.

Уже в тренировочном лагере Кларк показал, что способен на многое. Этот креативный форвард не боялся сыграть нестандартно, быстро оценивал ситуацию, а не ограничивался тем, что кто-то должен быть на какой-то конкретной позиции согласно требованиям системы. Он отлично играл у бортов и помогал создавать шансы для Грабовского и Кулемина, которые гораздо чаще получали возможности для броска. Михаил в том сезоне совершил их аж 428 – в среднем больше пяти за матч (5,3). Такой активности в чужой зоне у него в карьере не было ни до, ни после.

Mac and the USSR. Как тройка Грабовского стала лучшим вторым звеном НХЛНаконец, Грабовский получил партнера, который мог действовать как «европеец»: находить свободные зоны и чаще играть в пас, а не просто носиться собакой за куском резины.

Уже в первом матче сезона против «Монреаля» новая тройка отличилась. Грабовский отдал хороший пас под чужую синюю Макартуру, тот аккуратно вбросил на Кулемина, который вернул шайбу канадцу. Кларк пошел на ворота, параллельно к ним помчался МиГ-84, заодно отвлекая Суббана. В итоге Макартур сделал красоту, а у Андрея Костицына были лучшие места на арене для просмотра (отметка 01:14):

Успехи тройки быстро стали заметными. Уилсон не жалел звену Грабовского времени на льду, особенно когда «Торонто» уступал в счете. Все-таки проблемы в обороне никуда не исчезли, а это сочетание каждую смену играло на пределе.

В ноябре они и вовсе катались на тренировке в белых свитерах, которые предназначались игрокам номинально первого звена (Верстигу, Бозаку и Кесселу), но все равно оставались второй тройкой. Все-таки в том «Торонто» статус звеньев определял Фил Кессел.

Со временем к парням стали примерять прозвища, как и к любому заметному в лиге звену. Один из самых популярных вариантов – Mac ’the USSR. Некоторые видели в этом отсылку к знаменитому хиту The Beatles. Да, в игре тройки Грабовского хватало бодрого рока, но здесь подойдет и гастрономическая параллель с классическими mac ‘n’ cheese, макаронами с сыром. Только в нашем случае получились «макароны по-советски», а значит, «по-флотски». И все сходится – быстро на льду, дешево для потолка зарплат, и играли они сочно, «с мясом».

В относительной свободе Уилсона Mac ’n the USSR расцвели, и «Торонто» преображалось при их нахождении на площадке. Грабовский и Макартур стали лидерами лиги по показателю Corsi Relative, который говорит о том, насколько лучше соотношение бросков при игре звена в сравнении с действиями партнеров. Тройка Грабовского регулярно доминировала в своих сменах и запирала соперника в зоне. По влиянию на свою команду в этом компоненте они сыграли лучше таких звезд как Тэйвз, Жиру и Кеслер.

Именно игра звена Грабовского и успешные выступления другого новичка, вратаря Джеймса Раймера, позволили «Торонто» во второй половине сезона до последнего сохранять теоретические шансы на плей-офф. Но этого, конечно, было мало. Хоть матчи «листьев» и смотрелись весело, но для болельщиков каждый поединок становился испытанием на прочность нервов. Игра команды в обороне не выдерживала никакой критики, плюс Кесселу не хватало помощи в первом звене – выше прыгнуть было сложно даже после прихода Лупула. Нужны были системные изменения.

При этом в плане статистики вся тройка обновила личные рекорды. Макартур набрал 62 (21+41) очка, Грабовский – 58 (29+29), Кулемин – 57 (30+27). Белорус и россиянин завершили сезон в плюсе, а у Кессела было «-20». На пять очков больше в сумме набрала вторая тройка «Сан-Хосе», Хитли — Кутюр — Клоу, но у них было преимущество в виде первого звена (Марло, Торнтон, Павелски), на которое соперник бросал лучших игроков в защите. В матчах с «Торонто» эти же специалисты по обороне гораздо больше фокусировались на юните белоруса.

Но не это главное. Для нас самое важное то, что Миг-84 обновил рекорды Андрея Костицына по голам и очкам за сезон для игроков из нашей страны.

Сначала в мартовском матче против «Баффало» Михаил забросил 27-ю шайбу. Пока Кулемин и Макартур связывали защитников у ворот, Грабовский получил пас от Гуннарсона под уантаймер (отметка 02:21):

Через десять дней он установил новый белорусский рекорд по очкам. Шайба в классной контратаке в матче против «Миннесоты» стала 54-м баллом Грабовского в сезоне. Кулемин, не глядя, отдал пас на выход из зоны, Макартур оставил шайбу Михаилу, а сам решил «поболтать» с двумя защитниками. Белорус отлично бросил (отметка 01:06):

Он набрал еще 4 очка в оставшихся 8 с половиной матчах сезона и установил окончательный результат, который по сей день является рекордом среди всех белорусов в НХЛ. 58 баллов в сильнейшей лиге мира – ориентир для наших молодых талантов. Тем более 60+ очков, если ничего глобально не изменится в правилах игры, является подтверждением принадлежности к элите.

Закат

Игра Mac ’n the USSR заставила многие команды считаться с ними, и уже в конце сезона 2010-2011 соперники «Торонто» отправляли против парней лучших обороняющихся хоккеистов. Например, в топ-3 игроков по времени на льду, против которых играл Грабовский в том сезоне, входили защитники «Бостона» Зайденберг и Хара.

Все отмечали уникальность Mac ’n the USSR в контексте взаимодействия и подготовки к матчам. Тройка Грабовского не только тренировалась больше остальных, они вместе изучали и разбирали свои смены, чтобы стать лучше.

Mac and the USSR. Как тройка Грабовского стала лучшим вторым звеном НХЛ– Я не думаю, что вы найдете трех игроков, которые будут говорить о своих сменах больше… Это то, что они делают очень хорошо. Они постоянно общаются и знают, где будет находиться партнер. Многие тройки обсуждают игру, но кто из них садится и пересматривает вместе видео? Или проводит длительные дискуссии с тренерами об увиденном? Они – исключение из правила, – отмечал помощник Рона Уилсона Скотт Гордон.

Но не все было так просто.

В следующем сезоне белорус сыграл неплохо и почти сохранил свою результативность. Чуть больше сдал Кларк Макартур. Но тот год стал ужасным для Кулемина, у которого шайба отказывалась идти в ворота. Он забросил всего 7 голов в 70 матчах. Россиянин выпадал из игры, и от этого страдали результаты всей тройки. Mac ’n the USSR гораздо меньше угрожали соперникам.

Грабовский долгое время шел по неплохому графику, близкому к очку за матч, но в последних 27 играх чемпионата 2011–2012 набрал всего 12 очков. В это же время белорус подписал новый пятилетний контракт на сумму 27,5 млн долларов. Причем спад начался еще до прихода Рэнди Карлайла, который в марте сменил Рона Уилсона на посту главного тренера «Торонто».

Уилсону, очевидно, нравился Грабовский, и он ценил в нем сильные стороны, игнорируя те моменты, которые затем не устроили Карлайла. Новый главный тренер попытался трансформировать игру Михаила, что на тот момент не нашло в нем отклика. Сам же Рэнди, сторонник четкой системной игры, имел другие взгляды на то, что должен показывать Грабовский. И в подтверждение правильности своих действий у него был за плечами завоеванный с «Анахаймом» Кубок Стэнли. У Михаила в противовес была только пара продуктивных сезонов. Новый менеджмент больше поверил тренерскому штабу. После сезона 2012–2013 Грабовский и Макартур покинули «Торонто», в котором они уже почти не играли вместе.

В итоге, история тройки Mac ’n the USSR по сути ограничена одним успешным сезоном, что помешало ей получить полноценное признание и, возможно, заслужить более звучное название. Но все ее герои наверняка с удовольствием вспоминают тот год. Для нас же он остается значимым благодаря рекордам Грабовского и будет оставаться таким еще как минимум в ближайшее время.

Mac ’n the USSR успели подарить болельщикам кучу классных моментов: