Акция Минске в поддержку альтернативных претендентов на пост президента Беларуси, 19 июня

Член германо-белорусской парламентской группы Маргарете Баузе прокомментировала для DW ситуацию в Беларуси перед выборами президента и потребовала немедленного освобождения политзаключенных.

Депутат бундестага от партии «Союз-90″/»зеленые», член германо-белорусской парламентской группы Маргарете Баузе (Margarete Bause) прокомментировала для DW соглашение об облегчении визового режима между ЕС и Беларуси, объяснила, что может и должна сделать Германия для улучшения ситуации с правами человека в Республіке Беларусь, а также оценила вероятность “цветной революции” там.

DW: Госпожа Баузе, когда вы последний раз были в Минске, и какие впечатления у вас от той поездки?

Маргарете Баузе: В Минске я была в начале февраля. И у меня сложилось впечатление, что там царили большие надежды и ожидания в отношении Европы в целом и Германии в частности. И касается это не только экономического сотрудничества, но и демократических реформ, изменений в области прав человека и правового государства. У меня были очень живые встречи с правозащитниками и представителями оппозиции. И в их кругах были большие надежды на то, что Европа поддержит процесс демократизации в стране.

— Откуда берется эта надежда после стольких лет жесткого государственного контроля?

Депутат бундестага: Лукашенко осознает, что его эра закончилась
Маргарете Бауз

— Мне кажется, что источник этих надежд в том, что люди видят, какими свободами наслаждаются на Западе. А в Беларуси есть очень мужественное гражданское общество, которое не дает себя запугать. И оно получает международную поддержку.

Европейский Союз, базовыми ценностями которого являются права человека и правовое государство, все активнее ведет себя и в вопросах нарушения прав человека в Беларуси, и в вопросах смертной казни в стране, и в том, что касается роли Александра Лукашенко. И мы несем ответственность за то, чтобы оправдать эти надежды

— Как вы оцениваете в этом контексте облегчение визового режима между ЕС и Беларусью?

— Я расцениваю это как неверный сигнал. Суть договоренностей еще и в том, что в качестве одной из мер будут возобновлены депортации граждан обратно в Беларусь (согласно соглашению о реадмиссии. — Ред.). А если люди пытаются здесь, на Западе, спастись от преследований у себя на родине, я не могу расценивать это (возможность депортаций. — Ред.) как положительный шаг. Германия и ЕС должны вести себя гораздо более последовательно в том, что касается соблюдения стандартов в области прав человека в Беларуси.

— Что могут и что должны делать Германия и ЕС для улучшения ситуации с правами человека в Беларуси?

— Самое главное на данный момент — требование свободных и честных выборов, а также освобождение политзаключенных. И допуск независимых наблюдателей от ОБСЕ. А если все эти требования не будут выполнены, нужно будет задуматься об отмене визового соглашения, а также, вероятно, и о введении санкций.

— Почему правительство Германии так неохотно комментирует ситуацию в Беларуси накануне президентских выборов?

— У меня тоже такое впечатление, что МИД Германии очень сдержан в высказываниях по теме нарушения прав человека в Беларуси и в призывах к соблюдению демократических стандартов и проведению свободных и честных выборов.

У такой линии есть стратегические причины — наверное, в Берлине не хотят слишком давить на Беларусь с учетом ее промежуточного положения между ЕС и Россией. Но мне кажется, что с учетом надежд среди граждан Беларуси в отношении ЕС мы должны гораздо сильнее требовать соблюдения наших, европейских стандартов. И вставать на сторону активистов-правозащитников в Беларуси.

— Как вы расцениваете ситуацию со сбором подписей в поддержку выдвижения альтернативных кандидатов в президенты Республики Беларусь?

— Это все — механизмы со стороны Лукашенко, направленные на то, чтобы выборы не прошли честно и свободно. И чтобы использовать преимущества действующего президента и оказать давление на соперников, а также запугать гражданское общество, чтобы остаться у власти. И лично для меня все эти интриги с подписями — это еще один шаг по предотвращению свободных выборов.

— Некоторые немецкие наблюдатели говорят о том, что свободные выборы в Беларуси невозможны и что победитель известен уже сейчас. Вы согласны с такой оценкой?

— Я бы не хотела с самого начала расставаться со всеми надеждами. Мне кажется, что особенно сейчас, за несколько недель до голосования, Европа должна четко обозначить свою позицию. И, повторюсь, потребовать свободных и честных выборов с независимыми наблюдателями, а также немедленного освобождения политзаключенных.

— И насколько реалистично, что ЕС выступит с такими требованиями?

— С сегодняшнего дня (1 июля. — Ред.) Германия стала председателем Совета ЕС. И я считаю, что это одна из задач Германии в этой роли — выступить за соблюдение наших общих европейских ценностей. Беларусь называют “последней диктатурой Европы”, а нам не может быть безразлично то, что происходит по соседству. Мне кажется, что нам надо поддерживать демократическую оппозицию не только в Гонконге, но и в Беларуси.

— Но у правительства Германии сейчас другие заботы — пандемия и экономический кризис…

— Да, но права человека — это фундамент нашего цивилизованного сосуществования. Причем не важно в какой стране — по всему миру. Так что нельзя допускать того, что права человека окажутся в тени пандемии — мы видим, что и в контексте пандемии права человека массово нарушаются, тем более в Беларуси с ее драматическими последствиями пандемии.

— Один из популярных противников Лукашенко на этих выборах Виктор Бабарико долгое время работал в дочернем банке «Газпромбанка». Что дает повод говорить о том, что у России свои ставки в этой предвыборной кампании. Как вы относитесь к этому?

— У нас в Германии тоже были попытки вмешательства России в выборы, которые осуществлялись через «Альтернативу для Германии». Так что я вполне могу представить себе, что попытки оказать влияние есть и в других странах. Но при всем этом важно, чтобы у всех кандидатов были равные шансы, а решать будут избиратели.

С моей точки зрения, аресты претендентов на пост президента — это маневр Лукашенко по делегитимизации оппонентов. И я требую освобождения арестованных.

— Как вы расцениваете вероятность «цветной революции» в Беларуси?

— Мне кажется, что среди граждан страны сильны надежды на демократические перемены. В какой форме они будут выражаться — прогнозировать не берусь. Я надеюсь на эволюционный переход, на демократические реформы при поддержке ЕС. Я бы приветствовала появление во главе белорусского государства личности, защищающей права человека и проводящей демократические реформы. И это должно быть возможно на этих президентских выборах.

— Почему Лукашенко так нервничает накануне выборов?

— Потому что он видит, что потерял поддержку населения. И тем авторитарнее он начинает действовать, и тем агрессивнее он пытается подавить любую демократическую конкуренцию. И мы знаем по опыту других авторитарных режимов — чем слабее поддержка, тем агрессивнее они себя ведут. Это просто признак того, что эра Лукашенко давно закончилась. И тем важнее поддержка демократическим силам страны со стороны ЕС.