Фото https://ej.by

Беларусь накопила приличный запас резервов к началу 2020 года. Также, по мнению экспертов, страна подошла к ситуации с коронавирусом с неплохим уровнем долга, что позволяет ей смотреть в будущее с определенным оптимизмом.

В условиях пандемии долговая устойчивость в развивающихся странах оказалась под угрозой, начинается отток капитала в развитые страны, увеличивается стоимость внешних заимствований, где-то ослабляется национальная валюта. Все это влияет на бюджетную политику, золотовалютные резервы и, конечно, рост ВВП.

Эксперты, принимавшие участие в онлайн-дискуссии от Центра новых идей и BEROC, рассуждали на тему, какие характеристики госзаимствований сегодня наиболее важны для сохранения устойчивости госдолга: уровень долговой обремененности, валютная структура госдолга, стоимость и срок заимствований, и в целом должна ли стратегия управления долгом корректироваться?

Как считает ассоциированный директор Standard & Poor’s Максим Рыбников, устойчивость госдолга нельзя рассматривать в изоляции от иных факторов.

Дефолт в разных странах происходил при разных уровнях долга и с разными его характеристиками: в России в 1998 году перед дефолтом чистый долг был 50% к ВВП, в Украине этот показатель в 2015 году был 40%, в Греции в 2012 году перед дефолтом – вышел за 100% ВВП.

В целом, вопрос устойчивости долга выходит за рамки характеристик непосредственно самого долга, его погашения, считает эксперт.

Априори сказать, что лучше иметь низкий долг с плохой структурой лучше, чем высокий долг с хорошей структурой в местной валюте, сложно, считает эксперт. В целом, вопрос устойчивости долга выходит за рамки характеристик непосредственно самого долга, его погашения.

«Когда мы смотрим на суверенные рейтинги, мы смотрим на целый ряд показателей. Это и структура экономики, и институты, и платежный баланс. Не стоит забывать и про банковскую систему. Ну и самая главная экономика – это то, что позволяет держать соотношение долга к ВВП на достаточно низком уровне», – сказал он.

«На мой взгляд, стратегия управления долгом – все корректировать в хорошие времена, когда есть рост, растут экономики торговых партнеров, благоприятная ситуация на внешних рынках, – подчеркнул Максим Рыбников.

Он в свою очередь обратил внимание на правильность шагов, предпринятых в Беларуси: плавающий курс и большой объем резервов на начало 2020 года.

Уровень долговой нагрузки снизился

Как отметил принимавший участие в дискуссии заместитель министра финансов Андрей Белковец, если сравнить ситуацию с точки зрения уровня долговой нагрузки на 1 января 2017 года и 1 мая 2020 года, то за этот отрезок времени произошли значимые перемены.

«На 1 января 2017 года была наихудшая ситуация с точки зрения уровня долговой нагрузки, мы были на пике. Были предприняты меры, и с тех пор ситуация значительно улучшилась. За это время снизился как долг внешний, так и внутренний. Снизился значительно также гарантированный долг, за который нас всегда критиковал и МВФ и Всемирный банк», – обратил внимание Белковец.

Он, по словам замминистра, пришел к управляемому даже не с точки зрения объемов, а с точки зрения тех расходов, которые несет бюджет, исполняя эти гарантии.

«Мы уже создали основу некой стабильности, что позволяет с оптимизмом смотреть в будущее», – считает он.

Между тем, замминистра обратил внимание на большую долю связанных кредитов, хоть само их количество и уменьшилось.

«Несмотря на то, что стал жестче отбор к проектам, все равно остаются такие как атомная станция, проект БНБК (Белорусская национальная технологическая корпорация), которые нельзя быстро остановить, и это приводит к тому, что долг продолжает наращиваться. Но жесткий подход и мораторий на коммерческий долг дают свое положительное влияние на уровень долга в целом, его устойчивость», – отметил он.

Как признал Белковец, никуда не делся вопрос и с валютной структурой. Наличие большой доли долга, номинированного в иностранной валюте, – это проблема и самый большой риск на сегодня, считает он.

В планах использовать накопленные резервы

Белковец считает, что корректировать стратегию управления долгом, это нормально. Он напомнил про 90 млн евро от Всемирного банка на борьбу с пандемией и поддержку системы здравоохранения.

«Понятно, что этот кредит вначале не планировался, но и отказываться от него было бы глупо, учитывая потребности в этом сегодня», – пояснил он.

Тем не менее, глобальный подход, который озвучивался в начале года, который закладывали в бюджет, – это объем рефинансирования, объем привлечения, у нас сохраняется, уточнил замминистра финансов.

«Мы понимаем, что некий дефицит будет расширяться, и пока не планируем его закрывать только за счет новых внутренних или внешних заимствований. В планах использовать те резервы, которые были накоплены в прошлом году, так как в течение длительного времени бюджет был профицитным», – сказал он.

Это, считает замминистра финансов, поможет Беларуси сформировать резервы в валюте как некий буфер для исполнения внешних обязательств, так и резервы в национальной валюте, что позволит закрыть увеличение дефицита по текущему бюджету.

Как резюмировал Белковец, Беларусь подошла к ситуации с коронавирусом с неплохим уровнем долга, что позволяет нам быть гибкими и чувствовать себя уверенными.

«Рынок открывается, и есть возможности для рефинансирования, и это снимает острую проблематику с точки зрения управления долгом», – заключил он.