Светлана Калинкина
Светлана Калинкина. Фото: Народная Воля

Исследование на тему, какой урон нанесли белорусской экономике белорусские правоохранительные органы и суды, когда-нибудь станет бомбой. Уверена, что при более-менее серьезном анализе и подсчете обязательно выяснится, что никто так не подрывал режим изнутри, никто не нанес стране такого ущерба, как те, кто – формально – защищал закон. И примеры долго искать не надо.

Оставляя выжженную землю

Вспомню только самые громкие и вопиющие случаи.

Арест директора витебской птицефабрики «Ганна», сенатора Анны Шарейко (теперь Анны Норкус). Пока два года шли следствие и суд над руководителем, предприятие умирало, из успешного и перспективного превращаясь в проблемное и убыточное. В итоге прямо из зала суда Анну Васильевну возвратили в директорское кресло, потому что после наката правоохранителей фабрика просто задыхалась: птицу уже кормили нерегулярно, образовались долги, возник дефицит сырья… А все из-за чего? Да из-за того, что следователи посчитали, будто лучше, чем директор, знают, как кормить кур, какими комбикормами, какими добавками. Куры едва не подохли от этого знания. Да и люди заодно – которым светила перспектива остаться без работы. В итоге Анну Шарейко признали виновной, наказание ограничили сроком, который она отсидела в СИЗО, и отправили работать в прежней должности. Ради чего были и арест, и суд? Кому была польза от этого «громкого дела»? Нет ответа.

Еще одно дело – главного инженера Минского завода колесных тягачей Андрея Головача. Пять лет (!) человек провел в следственном изоляторе. Суд даже вынес оправдательный приговор, но Головача не выпустили, а предъявили новое обвинение. В итоге пять лет за решеткой, прежде чем чудо белорусского правосудия случилось и человек смог вернуться к нормальной жизни. Это действительно чудо! Это беспрецедентно! Даже Лукашенко тогда заинтересовался, почему люди без достаточных оснований годами томятся в СИЗО. Но беспрецедентно в этом деле и другое: все пять лет за Головача заступались коллеги с завода, ходатайствовали перед следствием о его освобождении, убеждали, что это уникальный специалист, держали для него вакансию. Но в ответ – ноль реакции. Следствие не интересовало мнение завода МЗКТ, их вообще не интересовало, как там работает МЗКТ, какие последствия для предприятия будут иметь их действия. Им надо было посадить Головача, и только на это они работали. Где еще такое может быть? Где такое допустимо?…

Полный текст колонки Светланы Калинкиной читайте в газете “Народная Воля” за 30 июня

Поделиться ссылкой: