Фото: Twnews.ru

После кризисов, подобных нынешнему, и падения цен на сырье обычно происходит снижение цен и на промышленные, и на сельскохозяйственные товары для конечных потребителей. Но этот кризис может стать исключением

Они упали

Падение цен на сырье в начале коронакризиса было впечатляющим. Если в начале января нефть марки Brent стоила 69 долларов за баррель, то сегодня — 29 долларов. Белорусская калийная компания в прошлом году заключила контракт на поставку калийных удобрений в Китай по 290 долларов за тонну, в этом году контракт был заключен по цене 220 долларов, да еще и «с целью стабилизации мирового калийного рынка». Очевидно, что БКК не могла рассчитывать на более выгодные условия. «Складывающая в последнее время макроэкономическая ситуация в мире отличается рядом кризисных факторов: историческое падение цен на нефть и другие сырьевые ресурсы, девальвация национальных валют и т. д. Пандемия COVID-19 внесла свой негативный вклад в общую нестабильную обстановку, затронув в числе прочих и рынок удобрений и сельского хозяйства», — объясняют в Белорусской калийной компании столь низкую цену, которая стала ориентиром и для других производителей калийных удобрений .

На Лондонской бирже цветных металлов ЛМЕ тонна стали в прошлом году стоила около 300 долларов, с такой же цены начался и 2020 год, затем, по утверждению аналитиков, цены должны были повышаться. Но сегодня цена стали на бирже составляет около 250 долларов за тонну. К тому же мировое производство стали будет сокращено. По прогнозу компании WorldSteelDynamics (WSD), из-за падения спроса на стальную продукцию в глобальном масштабе мировое производство стали в 2020 году сократится по сравнению с прошлым годом примерно на 12,9 %, ориентировочно до 1,6 млрд т. Падение цен на сталь ожидается и во втором полугодии, ведь игроки будут стараться удержаться на рынке и поэтому снижать цены.

Не отстают от тренда и производители продуктов питания. В соответствии с прогнозом Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), цены на продукты питания, кроме риса, имеют тенденцию к снижению, несмотря на то что правительства некоторых стран приостановили экспорт продовольствия в связи с пандемией. Как сообщается в обзоре ФАО за 12 мая, мировые цены на продовольственные сырьевые товары снижались в феврале, марте и апреле. Продовольственная организация заявляет об увеличении товарных запасов продовольствия и продолжающемся их росте. Среднее значение индекса продовольственных цен ФАО, при помощи которого отслеживаются цены на наиболее популярные продовольственные сырьевые товары, по сравнению с январем 2020 года снизилось на 10 %.

Так, индекс цен на сахар с января снизился рекордным образом — на 13,6 %. Обвал международных цен на нефть привел к сокращению спроса на сахарный тростник для производства этанола, в результате чего производство было переориентировано на выпуск сахара. Тем самым было вызвано расширение экспортных возможностей. Меры по ограничению передвижения в ряде стран способствовали дополнительному понижающему давлению на спрос, объясняет ФАО.

Сократился и индекс цен на растительное масло: упали цены на рапсовое, соевое и пальмовое масло. Как объясняет ФАО, это произошло потому, что снизились цены и спрос на биотопливо, уменьшился спрос со стороны пищевого сектора, а также более, чем ожидалось, выросли объемы производства пальмового масла в Малайзии и переработки сои в США.

Молочная продукция и сливочное масло тоже упали в цене. Падение цен на сливочное масло достигло двузначных величин. В качестве причины ФАО называет сокращение в Северном полушарии спроса на услуги кафе и ресторанов.

Из-за снижения потребления мяса во многих странах снижаются цены на эту продукцию. «Пандемия ударяет одновременно и по спросу, и по предложению на рынке мяса, поскольку закрытие ресторанов и уменьшение доходов домохозяйств ведет к снижению потребления, а нехватка рабочей силы в переработке сказывается на системе производства по принципу «точно в срок» в основных странах — производителях продукции животноводства», — отметил старший экономист ФАО Упали Галкети Аратчилаге.

Лишь цены на зерновые остаются более или менее стабильными, хотя производство и запасы пшеницы в этом году могут вырасти, считают аналитики ФАО.

В Польше цены на бензин — на уровне белорусских

Нефть за последнее время подешевела более чем на 40 %, а бензин АИ-95 на заправках «Белоруснефти» за год подорожал с 1,66 до 1,78 рубля. Белорусский рубль подешевел относительно доллара с 2,09 до 2,43 рубля за доллар. Таким образом, цена литра бензина АИ-95 по отношению к доллару практически не изменилась. Если в начале года литр бензина стоил 79,4 цента, то теперь — 73,2 цента. Это несопоставимо с падением нефтяных цен, цены на бензин в Беларуси снижаются редко и на одну копейку.

Зато в Польше цены на бензин заметно упали. В начале года цена АИ-95 была там в среднем 5,22 злотых за литр, а теперь — 3,89 злотых. При этом курс злотого несколько снизился: с 3,88 до 4,22 злотых за доллар. Таким образом, в начале года бензин в Польше стоил 1,35 доллара, а сегодня — 92 цента. И цена бензина в Польше снизилась почти до уровня цены бензина в Беларуси.

Покупатели, сюрпризов не будет!

В связи с глобальным снижением цен на сырьевые товары потребители могли бы ожидать снижения цен на продукты питания, бензин и промышленные товары, путешествия, услуги гостиниц и ресторанов, перелеты. Но пока этого не происходит. Опрошенные газетой «Белорусы и рынок» эксперты утверждают, что этого и не будет.

«В Беларуси нет оснований ожидать снижения цен на основные товары. Во-первых, не последовало существенного снижения цен на бензин и другие неф­тепродукты от «Белнефтехима». Во-вторых, продолжается курс на повышение заработной платы, а на некоторых производствах заработная плата в издержках составляет до четверти. Средняя реальная зарплата за I квартал оказалась менее 500 долларов, а ведь обещание платить людям не менее 500 долларов в эквиваленте пока никто не отменял, хотя об этом давно уже не вспоминают», — высказал свое мнение независимый аналитик Александр Васильев.

По его словам, в связи с принимаемыми противоэпидемическими мерами и нестабильной работой предприятий себестоимость работ и услуг во многих отраслях возросла. Теперь в себестоимость включается дезинфекция общественного транспорта, покупка масок, перчаток и санитарайзеров в сфере услуг, вынужденные карантинные мероприятия на некоторых производствах, ущерб от нестабильности экспорта и импорта. Некоторые предприятия приостановили работу, переведя сотрудников на две трети оклада или сократив рабочее время. Все это объективно приведет к подорожанию конечной продукции для покупателей.

Что касается продукции, произведенной за рубежом, то она не сможет составить конкуренцию белорусской, так как также не подешевеет, хотя теоретически удешевление должно было бы произойти, считает Александр Васильев. Но после выхода из карантина производителей продукции в Европе ожидают новые затраты — на оборудование рабочих мест в соответствии с правилами социального дистанцирования, на санобработку и средства санитарии и гигиены для персонала. В случае продолжения самоизоляции некоторых сотрудников возрастают затраты на обслуживание оргтехники, на которой они работают. В России — аналогичная ситуация. В Москве, например, при пользовании метро обязательно наличие одноразовых перчаток и масок. Стоит вопрос, чтобы приобретение масок и перчаток для передвижения в метро финансировал работодатель, а ведь две пары одноразовых перчаток стоят более доллара. Эти затраты должны быть также включены в себестоимость продукции.

В качестве примера — ситуация на продовольственном рынке Польши. Эпидемия коронавируса, считают польские экономисты, будет способствовать тому, что цены на польские сельхозпродукты возрастут. Как сообщает издание BusinessInsiderPolska, в связи с тем, что в страну не могут въехать сельскохозяйственные рабочие из Украины, в сельском хозяйстве не хватает 40—50 % рабочих рук. «Это значит, что часть урожая просто сгниет. Если ЕС в срочном порядке не откроет границы для сезонных рабочих, возможно повышение цен на овощи и фрукты», — пишет онлайн-издание.

Эксперт Леонид Злотников считает, что неэффективная белорусская экономика не способна сократить затраты и массово снизить цены для потребителей. А вот зарплата в реальном выражении снизится, уверен он и пояснил основания для такого прогноза: «Белорусские товары низкотехнологичные, их экспорт падает, он все менее эффективный. Модернизация, на которую были направлены миллиарды, не получилась. Подпитки бюджета в виде доходов от нефтепродуктов и калийных удобрений нет». По словам аналитика, в ближайшем будущем цены в Беларуси будут расти, зарплаты — падать, уровень жизни населения снизится.