Фото: bnp.by

Так считает экс-ректор Белгосуниверситета, экс-кандидат в президенты Беларуси Александр Козулин.

— Александр Владиславович, как ваши дела и здоровье в это непростое коронавирусное время?

– Слава Богу, жив! На парады не хожу. Все средства антибактериальные ношу с
собой, руки мою, дистанцию соблюдаю, маску там, где надо, ношу…

– За президентской кампанией наблюдаете?

– А что-то интересное разве?

– Ну Цепкало, Бабарико, например. Некоторые называют их неожиданными кандидатами. Самостоятельными или нет – уже другой вопрос…

Вы же опытный журналист…

– Я, кстати, недавно читала методолога, философа и телеведущего Владимира Мацкевича, который считает, что у экс-главы Парка высоких технологий на этих президентских выборах примерно такая же роль, как и у вас в свое время. Только, дескать, задача главным режиссером чуть другая поставлена. Да и вообще вас в последнее время часто вспоминают. Наверное, вы тоже видели большое интервью Александра Милинкевича, которое он дал Радио Свобода…

– Все мнят себя такими великими и знающими! А самое главное – якобы располагают кучей фактов! И про «кураторов» каких-то моих всё знают, и про посольства, где я что-то якобы говорил…

– Ну, про посольство – я допускаю, что вы могли быть в одной тусовке, кто-то что-то мог слышать… В конце концов, вы ведь могли и блефовать, рассказывая, что вас поддерживает Москва.

– В 2005-м или в 2006 году, когда меня клеймили провластным и промосковским кандидатом, мне оставалось только пойти по европейским посольствам, чтобы меня окончательно похоронили! (Смеется.) Не хочу я опускаться до уровня некоторых людей и что-то комментировать…

– Александр Владиславович, вы последние годы ведете непубличный образ жизни, давно отошли от политики, крайне редко даете интервью и комментарии. Но сегодня вас все равно вспоминают!

– Ну это точно не ко мне вопрос… Есть такое понятие, как клевета. Пройдя через президентскую кампанию, я понял, насколько легко распускаются слухи, грязь… И я сознательно решил держаться от всего этого подальше.

– Не жалеете о том, что в свое время решились пойти на президентские выборы?

– Марина, это уже похоже на интервью, а интервью я не даю.

– Я так поняла, что вы вообще не хотите возвращаться в прошлое, делать какую-то аналитику, выводы. Было и ушло.

– Нет, я для себя выводы сделал – достаточно конкретные, четкие и понятные. Просто хотел уйти от той грязи, в которой очутился… Помните, я когда-то сказал, что перемены будут, но не благодаря оппозиции? Так вот эти же слова я могу повторить и сейчас.

– Значит ли это, что перемены будут связаны с теми же Бабарико и Цепкало?

– Вначале надо посмотреть, как люди будут себя вести, с какой целью пошли на выборы, что сделали. И потом уже делать выводы. Сейчас слишком рано. Могу сказать, что, когда смотришь на то, что происходит, со стороны, непредвзято, получается спокойная и взвешенная аналитика.

– Как судья, наблюдающий за тем, что происходит на ринге во время боксерского боя?

– Роль судьи не хотел бы примерять на себя. Скорее выступаю как независимый
наблюдатель. Тем более я сам прошел через многие вещи и очень хорошо понимаю, что происходит и почему.

– Вы сами на выборы пойдете? Я имею в виду не как главное действующее лицо, а как избиратель, на участок?

– С 2006 года я на выборы не хожу. У нас нет честных и свободных выборов.

***

Газета «Народная Воля» № 42 (4500)