Бобруйский костел Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии.

В рамках проекта «(Не)забытая история» о том, как жили верующие в Стране Советов,  «Вечерний Бобруйск» опубликовал рассказ о бобруйских католиках.

Главным и единственным оставшимся в Бобруйске католическим храмом является костел Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии на ул. Октябрьской. Его строительство началось в 1903 году.

Историки приводят воспоминания очевидцев: костел строили «всем миром». Кто-то помогал рабочей силой, кто-то – деньгами, кто-то давал коней и телеги для перевозки стройматериалов.

Автор проекта сооружения – известный белорусский архитектор Станислав Шабуневский. Впоследствии он был репрессирован дважды – в 1931 и 1937 годах, из последней ссылки уже не вернулся.

Гонениям подвергся не только архитектор костела, но и многие из ксендзов, служивших в те годы. Их отправляли в Соловецкие лагеря, в ГУЛАГ. Сейчас известно только, что одному ксендзу, Казимиру Мустейкису, удалось в 1930-е выехать в Литву благодаря помощи брата, который был чиновником в одном из министерств.

С 1922 года во всех храмах города, в том числе католическом, проводили конфискацию предметов культа и ценных вещей, но люди все равно продолжали венчаться, крестить детей.

Архитектор костела репрессирован, священнослужители – в ГУЛАГе. Как жилось бобруйским католикам в СССР
Крестный ход вокруг костела.

Службы полностью запретили в 1935 году. Здание костела с тех пор использовали под хознужды: там располагалась выставка достижений сельского хозяйства, а потом зернохранилище.

В годы войны костел снова был открыт, и службы в нем возобновились. Служил в то время приехавший из Германии ксендз.

В 1944-м, после освобождения города, храм католиков снова закрыли. Помещение стали использовать под кинолекторий, а в 1968 году фасад костела и вовсе разрушили, пристроив к нему унылую пятиэтажную «коробку». «Лицо» костела, построенного в неоготическом стиле, фактически закрыли. А здание использовали как клуб строительного треста №13.

Бобруйчанин, исследователь истории костела Виктор Малиновский в своей книге приводит монолог о том времени прихожанки Яны Гутковской, в доме у которой не раз собирались на молитву католики Бобруйска:

«Перед тем, как костел застроить, приехал ко мне председатель горсовета. Зашел, показал свое удостоверение, посмотрел, как живем. Спросил, не боюсь ли я, что в доме молиться собираются, и ксендзы приезжают. А я говорю: «Чего бояться? Злого ничего не делаем, Богу молимся». Тут он говорит: «Давайте дом зарегистрируем, оформим как молельный». А я ему ответила, что и так общипали католиков, как горох у дороги, так еще и налоги с пошлинами вам подавай. Отдайте, говорю, наш костел, тогда и регистрируйте. «Костел не можем отдать, там будет управление треста», – говорит мне председатель. Я ему прямо в глаза говорю – что, земли в Советском Союзе не хватает, негде больше трест построить? Он ничего не ответил, а когда уже уходил, сказал: «Бог с вами, живите, Бог всех рассудит».

Архитектор костела репрессирован, священнослужители – в ГУЛАГе. Как жилось бобруйским католикам в СССР
Бобруйский костел Непорочного зачатия Пресвятой Девы Марии, изуродованный «пристройкой».

Только в 1989 году католической общине вернули здание костела. Бесплатно, но в очень запущенном состоянии. Чтобы сохранить святыню, католикам срочно пришлось проводить капитальный ремонт – за счет средств прихода.

Актриса театра им. В.И. Дунина-Марцинкевича Алла Грахова выросла в семье католиков. Вот что она вспоминает о том времени:

«Я счастливый человек, который с верой с детства – воспитывалась в семье практикующих католиков. Я родилась не в Бобруйске, а в Молодечно, там помню небольшой деревянный костел, где меня крестили, где принимала первое причастие. В начале 1960-х костел тот разрушили.

Под Молодечно в большом селе костел не закрывался, насколько помню, ездили по праздникам туда. Даже когда училась в институте, на Пасху туда приезжала.

Очень много людей собиралось в Будславе 2 июля, на праздник матери Божьей Будславской! Это теперь все узаконено, а тогда людей вела только вера, и они ведь каждый раз рисковали.

В нашей семье никто не имел отношения к КПСС, поэтому никто особо не скрывал свое отношение к Богу, жизнь была достаточно трудной, и Бог, видимо, был единственной надеждой у простых людей. Не помню случаев конкретного осуждения, только в 5-м классе на уроке одна из девочек поднялась и обличила меня в том, что видела меня входящей в костел. Учительница была мудрой женщиной, она как-то перевела разговор.

Мне кажется, что простые люди всегда с пониманием относились к верующим, даже в советские годы. Даже малограмотные в вопросах религии люди. Я не говорю об отморозках, которых хватает во все времена.

Архитектор костела репрессирован, священнослужители – в ГУЛАГе. Как жилось бобруйским католикам в СССР
Рождественское представление в костеле Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии.

Сложности в смысле венчания, крещения детей были, наверное, только у членов партии. Но они, при желании, наверное, могли сделать это тайно. Костелы были мало где открыты, но найти можно было. Я без проблем крестила своих детей под Молодечно.

В Бобруйске все было иначе, сложнее. Я с римско-католическим приходом здесь познакомилась, только когда верующим отдали костел, хотя живу здесь с 1977 года.

Почти никто, по крайней мере, среди моего окружения религиозной пропагандой не занимался. Все просто молчали и молились дома».