Михаил Орда. Фото http://belchas.1prof.by

В 1980 году на советских телеэкранах демонстрировали трехсерийный фильм со странным названием «Рафферти». Хотя ничего странного не было: фильм, как и роман, ставший основой сценария, рассказывал о судьбе профсоюзного босса, допрашиваемого сенатской комиссией на предмет коррумпированности.

В профсоюзах – у них там – оказывается, может быть коррупция. И ее можно проследить. Ибо коррупция для профсоюзного деятеля – это сознательный союз защитников интересов трудящихся с работодателями и лоббирование интересов работодателей вопреки интересам трудящихся. Только там эти работодатели (действие происходит в 1960-е годы) – мафия.

В общем, Джека Рафферти в конце концов пристрелили.

На самом деле трудно себе представить, чтобы сегодня кто-либо из американских профсоюзных деятелей заключил союз с какой-то политической силой или крупным бизнесом. Он немедленно потеряет свой пост в профсоюзе. А уж какой скандал возникнет, если профсоюзы ввяжутся в предвыборную кампанию на стороне кого-либо из кандидатов в президенты! Потому что какой ты будешь защитник интересов трудящихся, например, государственных служащих, если ты повязан с победителем?

У нас ситуация еще круче. У нас государство является крупнейшим работодателем. Причем фактически – монополистом. А учитывая абсолютную централизацию принятия решений и распределения финансов, можно утверждать, что работодатель в данном случае – не совокупность государственных институтов (мэры и губернаторы у нас не выбираются, а назначаются свыше практически на безальтернативной основе), а высшая власть как таковая. И высшую власть возглавляет, как известно, Александр Григорьевич Лукашенко. А предвыборную кампанию Лукашенко как одного из кандидатов на то, чтобы вновь получить в свои руки эту самую высшую власть, возглавляет руководитель крупнейшего профсоюзного объединения страны Михаил Орда.

Причем возглавляет уже второй раз.

Вы действительно уверены в том, что он будет объективно относиться к социальной политике, которую будет проводить Лукашенко, – то есть будет критиковать его там, где Лукашенко будет наступать на права трудящихся?

Вспомним: именно господин М.Орда – руководитель ФПБ – занимал свой нынешний пост в тот момент, когда пресловутая мадам Щеткина разработала действующую пенсионную реформу. Суть реформы мы все помним: не просто была поднята возрастная планка для получения пенсии, но еще и увеличен страховой стаж – без учета того, в какое время пришлось работать многим людям, вступающим на финишную предпенсионную прямую. Сделано это было под молчаливый профсоюзный «одобрям-с». То есть, возможно, профсоюзы действительно пытались возвысить голос, но делалось это как-то тихо и незаметно для будущих пенсионеров. И то же самое происходило (или не происходило) в связи с принятием пресловутого «декрета о тунеядцах», когда под первоначальную его редакцию подпали многие из тех, кого тунеядцами язык просто не повернется назвать.

Белорусские профсоюзы сегодня – так сказать, наследство своевременно упокоившейся КПСС, – когда глава профсоюзного объединения соответствующего уровня входил в состав партийного комитета того же уровня. Роль профсоюзов сводилась к распределению путевок в ведомственные санатории, организации досуговых мероприятий и тому подобным приятным мелочам. Разумеется, допускались профкомы к распределению некоторых благ – жилья, личного автотранспорта, денежных премий.

Единственный раз на моей памяти профсоюзы действительно вошли в конфликт с государством как работодателем. Случилось это во времена премьерства Вячеслава Кебича, а конфликтующей стороной оказался профсоюз работников образования во главе с тогдашним его лидером Тамарой Чоботовой. Дело дошло до объявления готовности к всеобщей отраслевой забастовке. Но поскольку компромисс всегда есть готовность к взаимной уступке сторон, в тот момент правительство, переговоры от имени которого вел вице-премьер Михаил Демчук, было вынуждено пойти на некоторые шаги, чтобы удовлетворить требования профсоюзов, а республиканский комитет согласился с тем, что требования удовлетворены были не полностью.

Все остались недовольны. Но это и был нормальный социальный диалог.

Представьте себе сейчас руководителя отраслевого профсоюза, который попытается качать права перед властью. Да ему немедленно возразят:

– Друг мой, а не ваш ли руководитель эту самую власть прославлял во время избирательной кампании? Не он ли подписи собирал, чтобы ее легитимизировать на очередной срок? Он? Вот к нему все претензии.

Слава богу, что мы живем не в Америке 1960-х. Там новому Джеку Рафферти –
нет, я не о М.Орде в данном случае, а именно о Рафферти, – если не пуля досталась бы (народ все-таки стал гуманнее), то уж точно морду набили бы. При одной только попытке встать на скользкий путь, неизбежно ведущий к предательству интересов членов профсоюза.

Потому что эти интересы – вовсе не только, говоря языком все тех же классиков, в пиве. Они – в социальной политике как таковой. И в данном случае профсоюзы и государство обязаны находиться по разные стороны баррикад, а не изображать из себя продукты в одной и той же потребительской корзине.

***

Газета «Народная Воля» № 40 (4498)