Алексей Куртов. Фото https://www.yarnews.net/

Начавшаяся предвыборная кампания заставляет по-новому взглянуть на отношения Беларуси с Россией. Будет ли Кремль вмешиваться в наши выборы и насколько реальны его планы аннексировать Беларусь? Предлагаем интервью с президентом Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Алексеем КУРТОВЫМ.

– Алексей Анатольевич, Беларусь вошла в избирательную кампанию в состоянии конфликта с Кремлем. Это видно по изменению риторики белорусского президента и по другим признакам. Насколько остро, по вашему мнению, на эти выпады реагирует Кремль?

– Отношения с Беларусью всегда были сложными. Сегодня нужно учитывать один важный нюанс. Беларусь для крупного российского бизнеса всегда была местом увода своих активов из-под контроля российского законодательства. Я еще раз посмотрел, готовясь к интервью, статистику. Она впечатляет: миллиарды долларов в виде инвестиций. Покупается собственность в больших размерах. И перед российским руководством всегда развилка: стремиться к большему контролю над Беларусью либо поддаваться влиянию олигархов, которым выгодно, чтобы давление на Беларусь было как можно меньше. Это очень странный выбор: казалось бы, интересы должны совпадать, но на самом деле нет.

Поэтому все время идет своеобразный танец, когда олигархические группы настаивают, чтобы Беларусь сохранила независимость, но при этом есть постоянное желание послать больше управляющих импульсов Минску. И это противоречие наблюдается многие годы, так что происходят внешне не совсем понятные вещи. Например, Россия не додавливает Беларусь в каких-то вопросах, когда какие-то жесткие переговоры вдруг останавливаются и Кремль отступает – иногда даже ценой репутации. Или наоборот – вдруг происходит взрыв эмоций. Экономика и власть слились, и это слияние постоянно влияет на позицию России по отношению к Беларуси.

– У нас говорят, что Россия хочет «проглотить» Беларусь. А то, что вы говорите, расходится с господствующей у нас точкой зрения. Может быть, все-таки есть предпосылки к тому, чтобы наше руководство говорило об угрозе белорусской государственности, исходящей от России?

– Мне кажется, такая угроза может осязаться, особенно если смотреть со стороны Минска, но она явно преувеличена и позволяет белорусскому руководству таким образом управлять процессами, в том числе и в самой Беларуси, и на внешнеполитической арене. Ведь если есть такая угроза, то есть повод консолидировать нацию и политические элиты. Отсюда появляется риторика мобилизации, она позволяет проще управлять в не слишком демократических странах, какими являются и Беларусь, и Россия.

– Но у России сейчас в мире сложилась репутация государства, которое все время вмешивается в чьи-либо выборы. Мы помним историю с последними выборами в Соединенных Штатах, когда начали ловить российских шпионов. Сейчас российских хакеров ловят Лондон и Берлин. А в белорусские выборы Россия будет вмешиваться или нет?

– Это удобная песня: дескать, Россия вмешается и все испортит. Даже в Америке после огромного скандала, связанного с якобы имевшим место влиянием России на ход последней президентской кампании, после двухлетних разбирательств выяснилось, что влияние было пшиком и значимость его была не только преувеличена, но просто
придумана. Мне кажется, что и в случае с Беларусью влияние России излишне демонизируется. Нет у России инструментов, чтобы влиять на белорусскую нацию во
время избирательных кампаний. Особенно если учесть, что выборы у вас малоальтернативные, а сейчас еще мы видим и скоропостижное назначение выборов на начало августа. Сами белорусы работают у себя гораздо более эффективно, нежели вмешательство России.

– Но белорусы помнят выборы 2010 года, когда по одному из российских телеканалов, контролируемых «Газпромом», пошли пять серий фильма «Крестный батька», и избиратели смотрели и ждали, что вот-вот чуть ли не прилетит взвод российских десантников этого «батьку» менять.

– Качество российского телевидения, его смотрибельность и степень доверия к нему с 2010 года сильно изменились. Если в 2010 году то, что демонстрировалось по 1-му каналу, по РТВ, по НТВ воспринималось в Беларуси, то сейчас доверие сильно упало.

Во-вторых, в Беларуси, как и в России, зона активного поиска информации сместилась в интернет. Беларусь в этом отношении – один из самых развитых регионов постсоветского пространства по распространению интернета, по качеству контента, по умению им пользоваться. И белорусским гражданам достаточно посмотреть на статистику получения новостей, чтобы успокоиться по поводу вмешательства России в дела вашей страны.

– Предположим, выдвигается кандидат в президенты, решающий повторить «подвиг» Лукашенко 1994 года и прийти во власть с лозунгами единения с Россией. Россия услышит такого кандидата?

– Может быть, у кого-то в России такие имперские планы и были, чтобы со временем инкорпорировать Беларусь. Но сейчас ситуация изменилась, и для российской политической и экономической элиты такой вариант неприемлем. Беларусь сегодня вполне устраивает Россию как страна, вместе с которой, а иногда и на территории которой, можно делать некоторые вещи, не вполне удобные, если речь идет о собственно России. Да, иногда появляются неприличные по отношению к Лукашенко вещи, как тот же «Крестный батька», другие телематериалы, представляющие его слабым или неумелым руководителем (история с вирусом – особая история). И та сдержанная позиция, которую предлагает Лукашенко: да, мы с Россией, но мы отдельно, – она гораздо выгоднее сегодня и Минску, и Москве. И если предположить гипотетически, что появится такой кандидат, он не найдет понимания ни в России, ни
в Беларуси. В Беларуси, как я знаю, далеко не все хотят объединения с Россией.

– Вы по должности хорошо знаете рынок политконсалтинга в России. Рассматривают ли российские политтехнологи Беларусь как точку приложения своих знаний и возможность заработка?

– В России постоянно работает много наших коллег из Беларуси. Благодаря владению языком и пониманию российской ментальности они находят возможность применения своих способностей. То же наблюдается и в Беларуси, но не в виде массового въезда российских специалистов. Это не централизованный ввоз, а точечные приглашения лучших, чтобы изучить наиболее современные практики.

– Вы говорили об интересах российского бизнеса в Беларуси. Может ли случиться так, что россияне дадут деньги кому-то из кандидатов в президенты Беларуси без согласования с Кремлем, на свой страх и риск?

– Без согласия Кремля это невозможно. Представители российского бизнеса, кто заходил в Беларусь, делали это по согласованию с Администрацией президента. Если будет прямое задание Кремля «поиграть» с Лукашенко, то может и такое случиться, но явно не в данной ситуации. На этих белорусских выборах российский бизнес не играет.

***

Газета «Народная Воля» № 40 (4498)