Феликс Касперович в центре. Фото https://news.tut.by

18 мая после длительного перерыва возобновился судебный процесс по делу бывшего заместителя госсекретаря Совета безопасности Андрея Втюрина. Всего по громкому делу проходят 16 обвиняемых, в том числе сотрудники Национального банка, сообщает TUT.BY.

Перерыв по громкому делу длился полтора месяца. Сегодня заседание началось с допроса свидетелей.

В качестве свидетеля показания дает бизнесмен Сергей Солодуха. Он признается: передал Феликсу Касперовичу, председателю правления Белорусского межбанковского расчетного центра, 22 800 долларов.

— Когда начал давать деньги и закончил, не понимал, на краю какой пропасти я оказался, — говорит в суде Солодуха. — <…> Явку с повинной сам набрал на компьютере и занес (в КГБ. — Прим. TUT.BY).

Феликс Касперович совместно с Андреем Подгорным, заместителем начальника главного управления информационных технологий Национального банка, обвиняется в получении взяток в общей сумме не менее 868 750 долларов.

Взяткодатель Сергей Солодуха вспоминает: его компания с 1994 года сотрудничала с Нацбанком (к которому относился Белорусский межбанковский расчетный центр. — Прим. TUT.BY), она круглосуточно обслуживала технический центр. Никаких претензий к их работе не было, в тендерах побеждали, потому что других желающих участвовать в конкурсе не было.

С рентабельностью было… — на этих словах свидетель махнул рукой. — Абы што! Очередной договор был подписан в 2011 году, потом была инфляция 180%. Стало очевидно: труба дело, нечем платить зарплату — а это 14 уникальных сотрудников. Были прямые убытки.

По словам свидетеля, его компания писала письма в Нацбанк, приводила экономическое обоснование, почему необходимо повысить стоимость выполненных работ. Прокурор интересуется, как Нацбанк реагировал на это.

— Результаты были разные, было два повышения, а потом никакой реакции. В 2015 году нам предложили расторгнуть договор и провести новый конкурс. Мы победили, цены подняли, но не так, как хотели, — уточняет Сергей Солодуха.

В какой-то момент Солодуха решил лично обсудить вопрос повышения стоимости выполненных работ с Феликсом Касперовичем.

— Он согласился поддержать мою просьбу и предложил делиться. Я взял паузу, что он хочет, было понятно. Я сказал, мне нужно подумать, это было немного неожиданно. Через пару дней связался с Касперовичем, предложил ему 5% от ежемесячного дохода без НДС. Он согласился достаточно быстро, — описывает те события Сергей Солодуха.

Он уверяет: взятки передавал из личных средств, раз в квартал, встречных условий от Касперовича не было. Чтобы назвать суммы и даты передачи денег, свидетель просит воспользоваться своими записями. Первая передача денег, по его словам, произошла 8−11 января 2014 года. Сумма была 3 тысячи долларов, после за несколько лет эта сумма выросла до 22 800 долларов.

— Обычно передача происходила в служебном кабинете Касперовича. Это был обыкновенный белый конверт без надписей. Я клал конверт на стол, и на этом передача денег заканчивалась, — добавляет Сергей Солодуха.

— Как реагировал Касперович? — интересуется государственный обвинитель.

— По крайней мере он не пересчитывал, — отвечает свидетель.

Солодуха не знает, подозревал ли КГБ до его явки о том, что Касперович берет взятки. Он задавал этот вопрос следователю, но ответа не получил.

Обвиняемый Феликс Касперович делает из клетки замечание, что инициатива о взятках была не его. Свидетель настаивает на обратном:

— Ну какой смысл просто так давать деньги?

«Родилась пагубная мысль»

Далее в зал суда была вызвана Анна Турчина, менеджер по проектам компании «Мобильный сервис». Следствие считает: руководителем компании был Владимир Жилин, он обвиняется в даче взяток в общей сумме не менее 900 250 долларов.

Турчина рассказывает: за каждую сделку сотруднику «Мобильного сервиса» выдавали премию от 10 до 30%. Сперва менеджеры получали бонусы наличными, затем система изменилась — деньги стали перечислять на карточку.

— Решили вступить на легальный путь, — так это объясняет Турчина.

Она утверждает, что в 2011—2012 годах на одном из мероприятий встретилась с Феликсом Касперовичем. Он рассказал, что Нацбанк планирует интересные проекты, ожидается модернизация предприятия.

— Меня эта информация заинтересовала, — говорит Турчина и поясняет, что до этого момента «Мобильный сервис» не работал с Нацбанком. Этот договор станет первым. — Касперович из меня ничего не вымогал, но мне показалось, что я ему могу предложить сотрудничество с нами. Родилась пагубная мысль. (…) Предполагала, что будут большие проекты, большие цифры. И решила заручиться поддержкой Жилина. Он сказал, технически это интересно, совпадает с нашими интересами.

По словам Турчиной, она сама предложила Касперовичу 10% от суммы сделки без учета НДС и налогов.

 

Напомним, 10 марта Верховный суд начал рассматривать «дело Втюрина». Из 16 обвиняемых 12 — за решеткой, еще четверым избрана иная мера пресечения: домашний арест, залог, подписка о невыезде. Как прозвучало из обвинения в суде: взятки за поставку нужного оборудования передавались в Минске и в Вильнюсе.

16 фигурантам вменены две статьи Уголовного кодекса — ст. 430 (Получение взятки) и ст. 431 (Дача взятки). Окончательная сумма взятки Андрея Втюрина составляет 192 тысячи долларов. А председатель правления ОАО «Белорусский межбанковский расчетный центр» Феликс Касперович и заместитель начальника главного управления информационных технологий Национального банка Андрей Подгорный обвиняются в получении взяток в общей сумме не менее 868 750 долларов.

Незадолго до длительного перерыва в суде был допрошен Андрей Втюрин. Он утверждал: не лоббировал интересы знакомых, крупные суммы ему передавались якобы в качестве займа. Эти деньги Втюрин планировал потратить на дом.

Точную дату не помню, я попросил у Горбачева (обвиняемый по делу. — Прим. TUT.BY) одолжить мне денег, которые мне нужны были на строительство дома. На тот момент он не мог, но дал понять, что поможет, когда появятся. Я просил 300 тысяч долларов, — рассказывал 23 марта в суде Втюрин. — <…> Моя ошибка в том, что мы не проговорили это с Горбачевым. Я для себя полагал: помощь будет в виде займа.