Фото http://www.belmarket.by

Каким будет будущее после коронавируса? Что ожидает мировую и белорусскую экономику? Свое мнение на этот счет газета «Белорусы и рынок» попросила высказать экспертов.

Катерина Борнукова, академический директор Белорусского экономического исследовательско­образовательного центра (BEROC)

— Сложившаяся в мире ситуация самым серьезным образом скажется на всей белорусской экономике. Сейчас внимание фокусируется на ресторанах, туризме, индустрии развлечений, но это очень узкий взгляд, он показывает недостаток воображения у экспертов. Всю экономику, а не только эти сектора, ждут серьезные потрясения. Кризис будет масштабным, затронет не только сферу услуг, но и промышленность, как уже затронул оптовую торговлю и транспорт.

Нас напрямую затронут кризисы, которые будут разворачиваться в других странах. Кризис в России нас уже затронул. Россия ушла на каникулы, и вызванный ими спад российской экономики, безусловно, отразится и на Беларуси, на нашем экспорте. Пока российская экономика на каникулах, спрос на наши товары низкий.

Беларусь экспортирует много инвестиционных товаров. И первое, на чем бизнес начинает экономить в кризис, — как раз эти самые инвестиционные товары, так что продукция нашего машиностроения будет востребована намного меньше. Люди будут терять работу, доходы их снизятся, внутренний спрос тоже просядет. Все это рикошетом затронет и строительство, и финансы, которые, теоретически, вроде и не завязаны на внешние рынки.

Хорошо, что удалось наладить поставки нефти из России. Правда, белорусское правительство говорит о 2 млн т в месяц, Россия подтверждает 1 млн т, но, главное, поставки есть, и это обнадеживает. Конъюнктура цен на нефть не то чтобы в нашу пользу, но работать можно. Однако наши нефтепродукты сейчас мало кого интересуют, спрос на них на основных рынках упал и не понятно, когда произойдет восстановление. Если мыслить категорией года, то вряд ли в Европе и Украине очень быстро восстановится потребление, и, следовательно, спрос на наши неф­тепродукты будет такой же, как и раньше. К тому же сложившаяся цена на нефть довольно низкая, и хорошие деньги на марже уже не заработаешь.

В это время государство оказывается в сложном положении. Производители инвестиционных товаров, которые на нынешнем этапе не будут пользоваться спросом, — это как раз государственные предприятия, эффективность которых и так была низкой. Как показывает опыт прошлого кризиса, в сложные времена и госпредприятиям приходится затягивать пояса, сокращать занятость, снижать масштабы операций. Думается, что реакция государства на проблемы государственных предприятий будет гораздо более живой и заинтересованной, чем реакция на проблемы, возникающие в частном секторе. Их будут пытаться поддерживать в первую очередь директивным кредитованием. Нужно надеяться, что такая поддержка не приведет к крупномасштабному финансовому кризису в стране. Нынешний кризис Беларусь вряд ли использует как возможность избавиться от таких предприятий. Но и из финансового кризиса, который может возникнуть вследствие широкомасштабной господдержки государственных предприятий, выбираться будет очень трудно.

Спрос в мире переформатируется, возникает спрос на новые товары и услуги. Но даже в этой ситуации Беларусь, у которой большая часть экономики находится под директивным, централизованным управлением, не смогла быстро сориентироваться и представить и на внутренний, и на внешний рынок простые товары, на которые есть спрос, например средства индивидуальной защиты для врачей и населения. Этого всего еще даже нам самим не хватает. Поэтому белорусская экономика вряд ли сможет быстро отреагировать на изменение мирового спроса и представить на рынок востребованные товары и услуги.

Поддерживать людей, а не предприятия

Вадим Иосуб, старший аналитик компании «Альпари»

— Сегодня белорусская экономика мало чем отличается от соседних, аналогичные процессы происходят во всем мире. Мир столкнулся с пандемией коронавируса и в связи с этим — с глубоким экономическим кризисом. В странах введены карантинные меры, сократилась внешняя торговля, снизились доходы населения, и Беларуси отгородиться от этих процессов невозможно. Тем более что в нашей экономике наблюдался спад и в первые два месяца текущего года, еще до пандемии и кризиса в мировой экономике. Тогда это было связано с резким снижением импорта нефти из России, сейчас падение будет ускоряться, так как добавляются новые факторы спада.

Дальнейшие перспективы белорусской экономики неотделимы от перспектив экономики мировой. Выход из пике будет зависеть и от восстановления мировой конъюнктуры, и от того, какой объем ресурсов смогут выделить правительства развитых стран на поддержку экономики.

Понятно, что в белорусском бюджете лишних денег нет. Оказать поддержку, сопоставимую с поддержкой в развитых странах, белорусское правительство не может. Пока никакие решения о помощи предприятиям не принимались. С моей точки зрения, в ситуации ограниченных ресурсов нужно концентрироваться не на помощи предприятиям, а на помощи гражданам, тем, кто остался без работы. Может, выделять им адресную помощь. Многие государства объявляют налоговые каникулы, снижают арендные ставки, возможны и кредитные каникулы. Но всем ли помогут эти меры поддержки? Сегодня туристические компании — объективно мертвый бизнес. Давать им какие-то деньги просто за то, что они есть, — не думаю, что это целесообразно. На поддержку подобных бизнесов никаких ресурсов не хватит. Вместе с тем есть риск, что государство решит по старой привычке оказать помощь не самым эффективным производствам, а малоэффективным государственным предприятиям. В этом случае ресурсы могут быть растрачены впустую.

На этом фоне происходит стабилизация белорусского рубля: он частично восстановил свои позиции после падения во второй половине марта. Это укрепление может продлиться некоторое время, хотя к уровню первой половины марта курс не вернется. Договоренности по нефти укрепили перспективы белорусского рубля, но ситуация остается довольно сложной: речь шла об объемах закупок на апрель, а дальше что? О долгосрочных контрактах информации нет, но даже если поставки нефти восстановятся в полном объеме, проблема в том, что спрос на нефтепродукты в мире снижается. Не факт, что Беларусь сможет перерабатывать нефть и продавать нефтепродукты в тех объемах, как в прошлые годы. Надежды на то, что нефть и нефтепереработка спасут белорусскую экономику и будут способствовать восстановлению рубля, нелепы.

Не введя карантин, Беларусь выбрала особый путь в условиях пандемии. Пока все сидели дома, мы работали и произвели много чего. Но будет ли эта продукция востребована? Пока ответа на этот вопрос нет. С подобными пандемиями в новейшей истории человечество пока не сталкивалось, и невозможно сказать, как должны действовать правительства. В этих условиях разные страны по-разному нащупывают свой путь. У нас отсутствие карантина должно поддержать экономику, зато там, где приняты жесткие карантинные меры, будут сглажены пики заболеваемости, медицина сможет оказать заболевшим максимальную квалифицированную помощь. Что в итоге окажется более выгодным для экономики, неизвестно.

Особенно в наших условиях. Ведь внешний спрос на белорусскую продукцию снижается. Даже если все останутся на своих рабочих местах и будут производить все то же самое в прежних объемах, не факт, что все это можно будет продать на внешних рынках. Поэтому даже без объявления карантина белорусская экономика почувствует удар, столкнувшись с ростом нереализованных остатков на складах.

Мир не будет прежним, к этому нужно быть готовыми

Виктор Маргелов, исполняющий обязанности председателя Минского столичного Союза предпринимателей и работодателей

— После пандемии коронавируса экономика не будет прежней. Ее очевидные черты уже просматриваются: масштабы международной торговли сократятся, каждая страна будет стремиться производить больше у себя, не вступая в кооперацию с другими. Труднее будет продать и наше продовольствие, и наши трактора. Исходя из этого, экспортные возможности наших предприятий уменьшатся. Нам нужно перестраивать свою экономику, чтобы занять рабочую силу, которая высвободится на этих предприятиях. Проблема безработицы встанет очень остро, уже сейчас нужно решать, чем занять людей, как обеспечить им достойный уровень жизни.

Нужно привыкать к мысли, что потребление в прежних объемах в Беларуси не восстановится. Люди будут меньше ездить на зарубежные курорты, посещать рестораны и другие объекты общепита. Потребление многих видов услуг не выйдет на докризисный уровень.

Необходимо начать структурные реформы, чтобы люди и из этих видов бизнеса могли найти работу. Предстоят сложные времена. Как на них реагировать, предпринимательские союзы обсуждают вместе с правительством.