Фотохудожник Сергей Плыткевич признается: «Есть такие территории, куда никто и никогда не зовет, но я туда еду снова и снова… Это Чернобыльская зона. Я не знаю, что в ней есть такое мистическое, но уже тридцать лет она для меня является настоящим магнитом». Вот и сейчас, в канун 34-летней годовщины аварии на Чернобыльской АЭС, он снова побывал там. Нам кажется, что символизм, присущий его репортажам, здесь не требует дополнительных разъяснений.

Весна, цветущие сады символизируют пробуждение природы, но только не в бывшей деревне Острогляды в Брагинском районе после аварии на Чернобыльской АЭС.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Это погибший яблоневый сад на границе Полесского радиационного заповедника. В тени выросших диких деревьев все яблони засохли. На земле ни травинки, ни цветочка из-за жары, которая установилась на Полесье в последние несколько недель. «Лесосад» находится на краю поля, с которого во время пыльных бурь несутся мельчайшие крупинки песка. Грязные сухие листья и веточки хрустят под ногами так, что кажется, будто твои шаги слышны и в Хойниках, и в Брагине. И не дай бог, все это вспыхнет, как в Украине…

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

А это лесной массив поглощает бывшую усадьбу Оскерко-Ваньковичей в соседнем поместье Рудаков.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Не щадит он и советские постройки ПТУ, которое было открыто на территории усадьбы.

С помощью панорамного видео можно мощнее передать процесс возвращения природы в первобытное состояние, но и с земли усадьба и бывший парк смотрятся весьма трагично.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Панорама парка, сделанная с помощью квадрокоптера.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Старинная усадьба сделана из высококачественного кирпича, здание давно стоит без крыши, но оно выдерживает и дождь, и снег, и перепады температур.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Но природа все равно берет свое.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Деревья растут внутри усадьбы, разрушают ее фундамент.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

А на стене гордая надпись “Гісторыка-культурная каштоўнасць”…

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

От забора почти ничего не осталось, кирпичные столбики среди деревьев кажутся живыми существами…

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Хозпостройки с умирающими деревьями тоже смотрятся апокалиптично.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

На этом фоне высохший пруд с островом в центре уже не так впечатляет.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

И символы советской эпохи – серп и молот – за душу не цепляют.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Летом 2016 года я уже снимал остатки усадьбы и парка в Рудаково.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Тогда меня потрясла одна стена, фотографировать которую с близкого расстояния было весьма опасно.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Сейчас ее найти не удалось – не выдержала испытание временем…

Но в конце репортажа я использую совсем другой кадр.

26 апреля. Яблоневый сад и усадьба. 34 года спустя...

Женщина с кисточкой на постаменте. Это Габриошвили Тереза Ивановна.

Маляр с грузинской фамилией, польским именем и русским отчеством красит советский танк в белорусском городе Хойники.

Разве это не символизирует нашу новейшую историю?!

P.S. Материал о Чернобыльской зоне с архивными снимками можно почитать здесь.