Кто будет «кумом Путина» в Беларуси?
Александр Федута

Агентство «Интерфакс» распространило информацию о готовности российской стороны реструктуризировать кредит на строительство Белорусской АЭС. Использование кредита предлагают продлить на два года, будет введена фиксированная ставка в размере 3,3% годовых, а начало погашения основного долга перенесено с 1 апреля 2021-го на 1 апреля 2023 года.

Эффект от реструктуризации составит 600 миллионов долларов. Хорошо ли это? Хорошо. Судиться с Россией в связи с тем, что она нарушила свои обязательства в ходе строительства АЭС (а белорусское руководство неоднократно намекало на такую возможность) – явно получилось бы себе дороже. Белорусская сторона потратила бы нервы, деньги, а главное – время.

Можно ли вообще обойтись без этого кредита? Так можно было обойтись и без строительства АЭС. Но об этом следовало думать, когда тогдашний глава Национальной академии наук Беларуси профессор Михаил Мясникович только начинал лоббировать этот проект. Сейчас мы все заложники БелАЭС. Прекратить строительство невозможно по определению, поскольку долг все равно выплачивать придется. Так пусть хотя бы будет электроэнергия, с которой, правда, непонятно, что делать и куда ее девать в таком количестве. Возможно, на помощь придет традиционный господин Гуцериев (условная в данном случае фигура) и предложит проект скорострельного строительства чего-нибудь энергоемкого. Или несколько проектов сразу. Лишь бы окупились.

Срок активной жизни одного поколения – двадцать пять лет. Через двадцать пять лет вчерашние двигатели национальной экономики – если говорить о человеческом ресурсе – превратятся в пенсионеров или людей предпенсионного возраста. Так что выплачивать кредит придется новому поколению, на что, собственно говоря, его лоббисты и рассчитывали: предполагалось изначально, что долг будет погашен в течение четверти века. Сейчас, оказывается, обсуждается перспектива передвижения срока погашения «ядерного» долга еще на десять лет – то есть уже к третьему
поколению с момента подписания договора о кредите. Не дети наши, но внуки будут его погашать.

История о том, что весь мир живет в долг, еще более стара, чем строительство нашего атомного чуда. Об этом уже говорили все, кому не лень, включая ответственных чиновников и безответственных членов «клуба главных редакторов». И с этим трудно поспорить. Проблемы ведь начинаются не тогда, когда ты берешь кредит, а тогда, когда ты начинаешь его возвращать. Потому что берешь, как говорил классик, чужие деньги и на время, а отдаешь свои и навсегда.

В этом отношении показательна судьба Румынии времен Николае Чаушеску. Внешний долг составлял (с накапавшими процентами) 21 миллиард долларов США. И Румыния его выплатила. Но ровно через год произошла революция с известными нам персональными последствиями.

Упаси Боже, я никого не пугаю судьбой Чаушеску и его супруги. Для этого нужно и вовсе не уметь считать. Во-первых, размер нашего «ядерного» долга значительно меньше: на строительство АЭС нам было обещано всего около 10 миллиардов долларов, а мы даже пяти не использовали (и предполагается, что уложимся в шесть). Во-вторых, если вся эта история с погашением кредита растянется на тридцать пять лет, то при самых неблагоприятных условиях в роли Чаушеску, этого «тигра Балкан», окажется вовсе не то лицо, которое кредит получало. Так что расхлебывать ее
(историю) придется политическим внукам действующего руководства страны. А так далеко у нас никто не заглядывает. Беларусь, как известно, уже многие годы живет по принципу Мальчиша-Кибальчиша из сказки Аркадия Гайдара: «Нам бы день простоять да ночь продержаться!»

Дьявол кроется в деталях. Портал TUT.by, пытавшийся получить комментарий к информации «Интерфакса» в белорусском правительстве, наткнулся на стену молчания. Вот это настораживает. Страшен ведь был не сам пакт Молотова Риббентропа, а секретные протоколы к нему. Та самая 31-я интеграционная карта, под которую наше руководство и выбивало из российских партнеров все эти льготные цены на нефть (покупатели белорусского бензина уже начинают смеяться), на газ (собственно говоря, какого черта мы тогда строим АЭС, если не для того, чтобы избавиться от газовой зависимости), а также реструктуризацию атомного долга. Вот сейчас бы действительно выступить главному переговорщику господину Румасу и сказать, что к 31-й карте никто не возвращается. Оно было бы славно.

Может быть, белорусское правительство так и поступит. Но до той поры столько адреналина поступит в нашу кровь, что… В общем, внукам придется расхлебывать – пусть они об этом и думают. Да, правильно?

Поделиться: