Эдуард Ханок. Фото https://op-soyuz.ru/

18 апреля у известного композитора, народного артиста Беларуси Эдуарда Ханка серьезный юбилей. Правда, глядя на него, никогда не подумаешь, что он вот-вот разменяет девятый десяток. Эдуард Семенович настолько живой и энергичный, что иногда кажется – ему как минимум лет на двадцать меньше!

– Эдуард Семенович, раскройте секрет: как вам удается в 80 выглядеть так, как будто вам 60?

– Секрет очень простой – я вовремя сменил профессию. Композитор – профессия временных эмоций, а это значит, и временных людей. Я учился у Кабалевского и, когда писал симфонию на третьем курсе, у меня не получался финал. Он тогда сказал: запомни, какая бы ни была гениальная первая, вторая или третья часть, успех симфонии часто решает финал. Так и в жизни: какой бы ты ни был популярный и любимый, если у тебя не удался финал, ты можешь очень трудно доживать свой век. Так вот мне старость удалась – я вошел в нее с совершенно новой идеей. Ведь что держит человека на этом свете? Дело, идея. Если смысла жизни нет – ты живой труп. И стареешь быстрее, если ничем не занят, если твой мозг не работает, если ты не развиваешься.

Но у меня уже новая цель есть! И сейчас юбилей – это для меня просто дата, очередная цифра.

– Но это серьезный возраст. Некоторые считают, что в 80 жизнь уже закончена. А вы говорите: «То ли еще будет!» И у вас планов еще на несколько десятков лет вперед!

– Так потому что моя новая жизнь в 80 еще только начинается!

Сейчас у меня цель – дожить до 90.

30 декабря исполнится 50 лет песне «Потолок ледяной…», а в этом году – 40 лет «Малиновке». Это главные для меня песни. Но я считаю, что обязательно должен дожить до 90 лет, чтобы отпраздновать полувековой юбилей «Малиновки». Должен дожить! Потому что человека держит идея!

Конечно, я могу завтра тоже чем-то заболеть, как и любой из нас. Но я себя сейчас чувствую ничуть не хуже, чем в 30 лет, потому что тогда я много курил, и если бы не остановился, то сейчас мы с вами, может, и не разговаривали бы…

– Ого! Трудно бросали курить?

– Я сейчас пишу свою исповедь и в ней рассказываю о своем методе отказа от сигарет. Может, кому-то поможет.

– Так расскажите! Сила воли?

– Нет, это была четкая полуторагодовая система. Как обычно люди отказываются от сигарет? Вы бросаете, терпите, потом сил терпеть нет, вы срываетесь и начинаете по одной сигарете в день прибавлять. Но мозгами понимаешь, что делаешь себе хуже, и идет такая бесконечная внутренняя борьба. Лично у меня получилось отказаться от сигарет с третьей попытки. Некоторое время потрепыхался, а через десять дней у меня желание курить отпало. И до сих пор никаких позывов к сигаретам нет – можете курить мне прямо в лицо, мне все равно.

– Вы же в свое время и с алкоголем очень принципиально завязали?

– Раньше было как: выпил – закурил. Сейчас курева нет, так какой смысл пить? Дуэт распался…

Зато я есть стал много. Однажды сидел на банкете, какая-то старушка за мной наблюдала, а ей сказали, что я – непьющий. Она смотрела на мой аппетит и потом сказала смешную фразу: лучше бы ты, сыночек, пил…

Кстати, есть еще одна цель, к которой я иду. Внучка Ярослава помогает мне делать волнограммы. Мы с ней недавно закончили Шагала, а сейчас делаем самый большой в мире альбом – гиперволнограмму России. Это тоже дело, которое будет держать
меня. Я хочу его завершить.

Вот почему пенсионеры быстро уходят из жизни? Раньше ты был уважаемый, востребованный, работал, а потом ритм жизни замедлился – и все резко закончилось.

– То есть вы считаете, что работать нужно до последнего?

– Цель должна быть – хотя бы на уровне того дела, которым ты раньше занимался. Я занялся наукой. Популярность – она очень быстро проходит. Вот сегодняшнее поколение – уже никто не знает, кто такие Шульженко, Бернес. Эти имена для нынешней молодежи – темный лес!

Я открыл закон творческой волны. Это один из главных законов жизни, он очень важен. Он правит искусством, все люди переживают определенные периоды, и они должны знать, что рано или поздно наступает творческая импотенция. И некогда известный композитор сможет писать только в стол – его песни уже никто не будет брать. Я на себе это проверил! Написал несколько песен, но на них не было спроса, сейчас востребована совершенно другая музыка! Это меня подвело к тому, что я стал изучать эпоху Игоря Крутого – для своей новой книги «Крутизна» и заодно – песни, которые востребованы сегодня. И получаю от этого огромное удовольствие! Прихожу к молодежи и говорю: я писал песни для ваших мам, пап и бабушек с дедушками, они их с удовольствием пели. И я им их напеваю. А потом пою с ними сегодняшние хиты – «Цвет настроения синий», «Незабудка мой любимый цветок» Тимы Белорусских. И они балдеют от того, что этот старый дядька знает самые современные песни! И я сам молодею!

– Эдуард Семенович, а вы к своему 80-летию собирались вроде бы сделать концерт на «Славянском базаре»…

– Скорее всего, я вообще ничего делать не буду. Концерты делают те, кто уже совсем ушел со сцены, и им хочется как бы взбодрить себя. Мне это не нужно. Я считаю, что песни, музыка – это проходящий этап в моей жизни. Так уже было у композитора Уильяма Гершеля, который создал 24 симфонии и множество камерных опусов, потом ушел из профессии в математику, а затем – в астрономию. И он открыл инфракрасные лучи, планету Уран и ее спутники.

Я делал бы концерт, если бы было с кем. Многих исполнителей моих песен уже нет в живых. А делать просто суррогат с другими людьми – мне это не нужно.

– Тем более вы перессорились с некоторыми артистами, которые еще живы и которые поют ваши песни.

– Даже если бы и не поругался – Александра Тихановича нет, а одна Поплавская проблемы не решит.

– Правда, что вы помирились с Ядвигой Поплавской и сделали ей предложение о сотрудничестве?

– К юбилею пытаюсь обнулять отношения. Мне удалось это сделать с телеканалом ОНТ и Маратом Сергеевичем Марковым. А в программе «Привет, Андрей!» я извинился перед Аллой Пугачевой. Она мне, кроме хорошего, ничего не сделала, а я ее своими научными исследованиями обидел. И я лично предложил обнулить отношения c Поплавской, но она предпочла роль обиженной вдовы. Она потребовала публичных извинений, но я считаю, что тогда и она должна принести мне извинения. В общем, у нас счет 1:1. Я предложил ей закрыть эту тему и сделать совместные творческие встречи. Но к консенсусу мы пока так и не пришли. В любом случае, дай Бог ей здоровья!

– Знаю, что недавно в Бресте у вас появилась именная скамеечка…

– Да, буквально неделю назад вместе с председателем Брестского исполкома Александром Степановичем Рогачуком ее открыли. Скамеечка-то чем хороша? Если приеду в город и негде будет остановиться – у меня место всегда будет (смеется).

Скамейка находится в возрожденном городском саду, на ней написано: «Народный артист Республики Беларуси, композитор Эдуард Ханок». И еще цитата из песни: «Как дорог край березовый в малиновой заре…»

Правда, вначале планировали написать «А я лягу-прылягу», но…

– Ха-ха-ха!

– Ага, смешно.

Потом был вариант «То ли еще будет!». Но в период коронавируса это тоже как-то нехорошо звучало бы… Поэтому остановились на «Как дорог край березовый…».

– В семейном кругу день рождения как отмечать будете?

– В нашей семье это как-то не очень принято. Шумных торжеств точно не планируется. У нас нет такой традиции.

– Но жена вам праздничный поцелуй, обед, торт готовит?

– Посмотрим! Я ведь праздник перенес на 30 декабря этого года. Потому что 50 лет творческой деятельности – это для меня праздник.

– У вас счастливый брак?

– Я всегда говорю: если бы каждому такую жену, как у меня, жизнь на земле была бы прекраснее. Мы подходим с ней друг другу идеально – как детали в сложной конструкции. Понимаем один одного с полуслова. И даже когда поругаемся, то уже тяжело морально, сразу ищешь повод помириться. Со стороны мы, наверное, кажемся идеальной парой. Но у нас есть масса нюансов, как и в любой семье, – с детьми, здоровьем.

Эдуард Ханок: «В 80 лет жизнь только начинается!»
Эдуард Ханок с женой. Фото https://amp.fakty.ua/

Люди разводятся потому, что не подходят друг другу. Вот у Максима Дунаевского уже пятая или восьмая жена, значит, где-то пазл не складывается…

– Эдуард Семенович, я у вас учусь отношению к жизни. Что бы ни случалось – вы всегда на позитиве!

– Я ведь тоже переживаю. Живой же человек! Другое дело, что жизнь меня всегда
чему-то учит. И я стараюсь с благодарностью принимать эти уроки. Если этого не делать – жизнь тебя сломает. Я подчиняюсь законам природы. Мне многие говорят слова, которые меня ранят. И я пишу сейчас об этом в своей исповеди. Вся жизнь человека – это борьба. Нет таких людей, которым легко. Даже царям было нелегко, их жизни не позавидуешь. Я давно не жду сладких подарков от жизни.

Никто никому ничего не должен – это негласный закон жизни. Искать все проблемы нужно в себе.

– Сейчас тема номер один – коронавирус. Многие в масках, у каждого в кармане антисептик. Вы поддались панике? Как рекомендовал президент, сидите дома?

– Я ничего не боюсь. На всякий случай, основное я уже реализовал. Консерваторию закончил, диплом получил, в Союз композиторов вступил, песни популярные написал, научные труды мои почти готовы. Поэтому даже если меня завтра захватит этот вирус – ну, что будет, то будет!

– А жена скандалов не устраивает, когда вы из дома куда-то по делам уходите? Спокойно отпускает вас в этот внешний вирусный мир?

– Я в магазин иду в маске – на всякий случай. Но психоза по этому поводу ни у меня, ни у жены нет. Бегать без конца с антисептиками… Если суждено умереть от коронавируса, то и антисептики не спасут. От судьбы не уйдешь…

***

Газета “Народная Воля” № 31 (4489)

Поделиться: