Александр Лукашенко и Владимир Путин (Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости)

В ходе переговоров об интеграции России и Беларуси Москва предлагала создать 12 наднациональных органов, в том числе единый эмиссионный центр, счетную палату, суд Союзного государства и единый таможенный орган, выяснил РБК.

Что содержалось в 31-й «карте»

На переговорах об углубленной интеграции с Беларусью Москва предлагала начать работу над созданием 12 наднациональных органов. В их числе — единый эмиссионный центр, подразумевающий введение единой валюты, счетная палата и суд Союзного государства, единый таможенный орган, единый орган по учету собственности Союзного государства, единые налоговый и антимонопольный органы, а также единые регуляторы по следующим направлениям: в области транспорта, промышленности, сельского хозяйства, связи, плюс регулятор объединенных рынков газа, нефти и электроэнергии. Об этом РБК рассказали три источника, знакомых с ходом переговоров.

Создание этих органов оговаривается в последней, так называемой 31-й «дорожной карте» по интеграции двух стран. При этом речь не идет о том, чтобы сразу сформировать эти органы — предлагается разработать «дорожные карты» по их созданию. К какому сроку, собеседники РБК сказать затруднились. В документе также идет речь о разработке «дорожных карт», касающихся совместной стратегии России и Беларуси в сфере обороны, создания общих банков данных правоохранительных органов, унификации законодательства, регулирующего деятельность правоохранительных структур и спецслужб.

Однако летом-осенью 2019 года президенты Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились сосредоточиться на обсуждении 30 «карт», принять их пакетом, а уже после, возможно, вернуться к проработке 31-й «карты», рассказал РБК другой собеседник, знакомый с ходом переговоров об интеграции. Сейчас они поставлены на паузу по инициативе Минска, добавляет он.

РБК направил запросы пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову и в пресс-службу правительства Беларуси.

Александр Лукашенко неоднократно отрицал, что на переговорах об углубленной интеграции стороны обсуждают создание наднациональных органов. В российском правительстве пытаются увязать решение экономических проблем интеграции с политическими и созданием наднациональных органов, однако была договоренность переговоры об этом не вести, заявил белорусский президент в интервью «Эху Москвы» 24 декабря прошлого года. За день до этого впервые стало известно о существовании 31-й «дорожной карты». О ней рассказал Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост премьер-министра. По его словам, после выполнения 30 других «карт» «можно будет посмотреть и на 31-ю „дорожную карту“, посвященную дальнейшей интеграции, включая такие институты, как наднациональные органы, единая валюта и единый эмиссионный центр».

Почему переговоры буксуют

В начале марта министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей заявил, что Минск не видит смысла работать над интеграционным проектом, пока не разрешены нефтяные разногласия. Договориться о цене на нефть и объемах поставок сторонам не удается потому, что Минск недоволен проводящимся в России с 2019 года налоговым маневром, который заключается в постепенной и полной замене экспортной пошлины пропорционально увеличенным налогом на добычу полезных ископаемых. Ранее Россия продавала Беларуси нефть без этой пошлины: в декабре 2018 года она, например, составляла 135,1 доллара за тонну. При условии сохранения этой льготы Беларусь подписала договор о создании Таможенного союза в 1995 году, а позднее согласилась на вступление в ЕАЭС в 2015 году. Поэтому сейчас Минск настаивает на компенсации за налоговый маневр. В 2019 году Беларусь оценила свои потери от него в 330 млн долларов, в 2020 году — в 420−430 млн долларов. К 2024 году, по собственным оценкам, Минск потеряет до 11 млрд долларов. А после того, когда цена российской нефти для него сравняется с мировой ценой, будет каждый год терять по 3 млрд долларов.

В конце прошлого года сторонам удалось концептуально договориться о том, как Москва компенсирует Минску потери от отмены экспортной пошлины за счет введения обратного акциза для белорусских НПЗ, то есть фактически Россия согласилась их субсидировать. Проблема этого решения в том, что оно заработает только после унификации налоговых законодательств, а их разработка займет минимум два-три года. Кроме того, единый налоговый кодекс должен разрабатываться в рамках интеграционного процесса, который пока поставлен на паузу.

Сейчас идут переговоры о промежуточном решении, которое позволит нивелировать последствия от маневра только на 2020 год. Это возможно за счет полной отмены премий, которые Минск платит российским нефтяникам: за тонну нефти она составляет около 11,7 доллара, то есть 1,5 доллара за баррель, рассказывали ранее источники РБК. 11 марта в Москве встречались премьер-министры России и Беларуси Михаил Мишустин и Сергей Румас.

Через два дня, вечером 13 марта, Мишустин встречался с представителями российской нефтяной отрасли. После этого несколько российских компаний согласились снизить премию с тонны на 7 долларов, рассказал РБК еще один собеседник. Какие именно, он назвать отказался, сославшись на то, что это коммерческая тайна. Объем поставок, о которых стороны ведут переговоры, составляет 18 млн т до конца 2020 года, отметил он. Однако Беларусь продолжает настаивать на полной отмене премии, сообщил собеседник РБК: Минск рассматривает нынешний вариант как промежуточный.