Фото с сайта belrynok.by

В торге с Москвой за более дешевый газ официальный Минск в последнее время все реже говорит о привязке к российским ценам и все чаще ссылается на ситуацию на европейском рынке, где спотовые цены на газ упали до рекордно низких значений. Сможет ли Беларусь использовать этот аргумент в споре с «Газпромом»?

Для Беларуси цена на российский газ согласована только на 2020 год — 127 долларов за тыс. куб м. Минск рассчитывал на скидку и долго не соглашался с этой ценой, из-за чего контракт сначала был подписан только на два месяца. Но позиция Москвы осталась непреклонной, — более того, она грозилась повысить цену на газ для Беларуси в 2020 году до 152 долларов за тыс. куб м. Так что пока Минску ничего другого не оставалось, как согласиться на 127 долларов за тыс. куб м.

Формально цена газа для Беларуси в 2020 году осталась на прошлогоднем уровне. Правда, недавно белорусский президент уточнил интересные детали газовых договоренностей.

Оказывается, в 2018 -2019 годах цена на российский газ для Беларуси составляла не 129 -127 долларов (хотя на границе она именно столько стоила), а 110-111 долларов за тыс. куб м, соответственно. Более низкая цена, о чем говорил президент, объясняется тем, что Беларусь в эти годы имела механизм компенсации цены в виде «перетаможки» 6 млн. тонн нефти с зачислением пошлин в белорусский бюджет

Правда, белорусские потребители эффекта более низкой цены не почувствовали, потому что бюджетные деньги от «перетаможки» нефти правительство использовало на другие цели.

Таким образом, фактическая цена газа для Беларуси в 2020 году с учетом отсутствия «перетаможки» нефти, которая ранее компенсировала Беларуси часть цены на газ, повысилась в сравнении с 2019 годом на 16 долларов за тыс. куб м.

Минск не устраивает нынешняя цена на газ

«Нам говорят: 127 долларов (за 1 тыс. куб. м) — это благо. Вы знаете, по сколько Польша сегодня получает американский газ, который надо превратить в жидкое состояние, привезти сюда, регазифицировать и по трубе поставить? 90 долларов! Мы россиянам говорим (как они предложили): давайте как в прошлом году. В прошлом году, с учетом перетаможки нефти было 110−111 долларов за тыс. куб м.. «Нет, давайте 127 долларов». На бирже сегодня уже ниже 100 долларов торгуется газ. Это что, нормально?» — заявил Александр Лукашенко заявил 27 февраля на встрече с председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаилом Мясниковичем.

Лукашенко считает, что при нынешних условиях на мировом рынке энергоносителей российский газ для Беларуси должен стоить порядка 90 долларов за тыс. куб м. По словам Лукашенко, природный газ в Европе сейчас стоит меньше 110 долларов. «Это там — в Европе — на биржах. Значит, у нас он в районе до 90 долларов. Если брать мировую цену», — заявил президент.

Делая такой вывод, Лукашенко руководствуется следующей логикой. Долгосрочные контракты по газу сейчас привязаны к цене на нефть. И коль произошло падение цены на нефть, значит, произошло падение цены на природный газ. «Поэтому 127 долларов — сегодня уже в мире такой цены нет», — делает вывод Лукашенко.

Любопытно отметить, что аналогичные параллели с ценой на газ Лукашенко проводил еще 10 лет назад. В 2010 году в интервью телеканалу «Евроньюс» Лукашенко отмечал, что большинство стран покупают сжиженный газ на спотовых рынках. «Вы представляете: в Европе 174-176 долларов газ из Катара и Норвегии? А нам пытаются довести в будущем году цену на газ до 230 долларов за тысячу кубометров», — сказал он. Первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко тогда добавил, что в Европе можно купить сжиженный природный газ по цене 150 долларов/тыс. куб. м.

Таким образом, за последние 10 лет газ в Европе заметно подешевел и теперь продается на спотовых рынках чуть выше 100 долларов за тыс. куб м.

По итогам прошлого года «Газпром» сообщил о продаже в Европу 199 млрд. куб м, но, как отмечают эксперты, по факту около 15% этого объема (примерно 30 млрд. кубометров) так и не нашли конечных покупателей. Они осели в ПХГ, запасы которых достигли исторических рекордов (почти 90 млрд. кубометров). Часть этого газа «Газпром» продавал фактически сам себе — через сделки репо с дочерним «Газпромбанком». Но несмотря на отопительный сезон, газовые цены продолжают падать, и его хранение приносит убытки.
По итогам 2019 года доходы «Газпрома» от экспорта газа упали на 15% — до 37,74 млрд. долларов. Сказалось обвальное падение цен: в конце третьего квартала 2019 года российский газ в ЕС стоил в среднем по 169,8 долларов против 250 долларов год назад.

Из-за наплыва СПГ, доля которого в европейском импорте удвоилась и достигла 20%, «Газпром» вынужден защищать свою долю и продавать газ на спотовом рынке, а там цены едва превышали 120 долларов за/тыс. кубометров.

В 2020 году цены на газ в Европе бьют ценовые антирекорды: на спотовых площадках они опустились ниже 100 долларов за тысячу кубов.

Может ли этот аргумент повлиять на цену на газ для Беларуси?

Для Беларуси должен стать поучительным пример, как Болгария выторговала у «Газпрома» суперскидку на российский газ.

Болгария импортирует из России 2,9 млрд. куб м газа в год по долгосрочному контракту, действующему до 2022 года. В 2019 году София заявила, что намерена диверсифицировать источники поставок, оставив на долю «Газпрома» только 50%. И вот теперь получила результат этого стратегического решения

В этом году Болгария договорилась о 40% снижении цены на импортируемый природный газ в рамках долгосрочного контракта с Россией. Болгария смогла настоять на том, чтобы цена газа была привязана не к нефти, а к газовым хабам Европы. Причем, «Газпром» снизил цены на газ для Болгарии задним числом, начиная с 5 августа 2019 года.

В снижении цены на газ премьер-министр Болгарии Бойко Борисов отметил роль диверсификации и конкуренции. В октябре 2020 года Болгария сможет получать до 1 млрд. кубометров в год из Азербайджана через газопровод TAP и интерконнектор с Грецией. Кроме того, Болгария получит доступ к мировому рынку СПГ через Грецию и рассчитывает импортировать газ из США, Катара и Египта.

Для того, чтобы получать СПГ, «Булгартрансгаз» приобрел 20% в проекте по строительству СПГ-терминала в греческом Александруполисе. Также София создала интерконнектор с соседней Грецией, который позволит ей закупать ежегодно порядка полумиллиарда кубометров сжиженного природного газа.

Министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова отметила важную роль Европейской комиссии на переговорах с Газпромом. «Благодаря вмешательству ЕК мы можем сегодня радоваться этому отличному результату», – отметила она.

В 2018 году «Газпром» в рамках урегулирования антимонопольных претензий Еврокомиссии взял на себя дополнительные обязательства в отношении стран Балтии, Польши и Болгарии. Еврокомиссия считала, что «Газпром» злоупотреблял доминирующим положением, навязав этим потребителям контракты с нефтяной индексацией. Теперь эти страны могут требовать от российской монополии пересмотра цен, если они существенно отличаются от котировок газовых хабов в Западной Европе.

Почему еще «Газпром» пошел навстречу Софии? Эксперты обращают внимание, что Болгария пока не достроила «Турецкий поток». Поэтому «Газпром», теряя в Болгарии половину рынка и в стоимости газа, рассчитывает хотя бы достроить транзитную трубу в Европу.

С монополистом торговаться непросто

Беларусь входит в тройку крупнейших импортеров газа у «Газпрома» — закупает 18−20 млрд. куб. м в год. Однако о такой суперскидке к цене даже мечтать не может. Беларусь – не Болгария, в поставках газа она исключительно зависит от монопольного поставщика – «Газпрома».

Газотранспортная система Беларуси после продажи в конце ноября 2011 года «Белтрансгаза» принадлежит российскому «Газпрому». В 2007-2011 годах «Газпром» купил белорусскую газотранспортную систему за 5 млрд долларов, которой сейчас управялет стопроцентная дочка «Газпрома» – ОАО «Газпром трансгаз Беларусь». В результате сейчас расположенные на территории Беларуси два газопровода — «Ямал-Европа» и бывшая отечественная ГТС — полностью принадлежат России.

Так что при всем желании Минска не сможет организовать альтернативные поставки газа. Остается одно – торговаться.

Александр Лукашенко заявил в феврале во время встречи с работниками Светлогорского ЦКК, что Беларусь не собирается полностью рассчитываться с белорусской дочкой «Газпрома», о чем сообщило ОНТ. «Мы договорились по цене на газ — 127 (долларов 1 тыс. куб. м – прим. ред). Но мы не будем платить этой компании 18 долларов за тыс. куб м. И выйдет, как в прошлом году, 111 долларов», — сказал Лукашенко.

Отметим, что контрактная цена российского газа на границе с Беларусью составляет в этом году 127 долларов за тыс. куб. м. Плюс наценка ОАО «Газпром трансгаз Беларусь». за доставку газа потребителям в лице «Белтопгаза» и облгазов, которая сейчас составляет около 19 долларов за тыс.куб м.

Фактически Лукашенко заявил, что готов в одностороннем порядке нарушить достигнутое ранее соглашение о поставках газа в Беларусь.

Отметим, что похожая ситуация в отношениях Беларуси и РФ была пять лет назад. Беларусь с 1 января 2016 года в одностороннем порядке перешла на новую формулу оплаты за российский газ исходя из равнодоходных цен. В то время цена на газ для Беларуси в рамках соглашения с РФ составляла около 132 долларов за тыс. куб м. Минск посчитал справедливой цену на российский газ на уровне 73 доллара за тыс. куб. м, а оплачивал газ по цене 108 долларов за тыс. куб м.

Это стало поводом жесткого затяжного конфликта союзников, который удалось погасить только в апреле 2017 года. После чего для Беларуси и была установлена на 2018 год фиксированная цена на газ в 129 долларов за тыс. куб м, на 2019 год – 127 долларов. Но, как оказалось, с учетом механизм перетаможки нефти, который имела Беларусь в эти годы, цена российского газа была еще ниже – 111-110 долларов.

Таким образом, в то время ценой неистового торга Беларуси удалось получить более выгодную цену, хотя и ненадолго. Получится ли сейчас повторить результат, — пока неясно. Хотя аргументов в споре с монополистом у официального Минска прибавилось вслед за обвалом мировых цен на нефть, к которым привязаны долгосрочные контракты на газ. Другое дело, что и «Газпрому», имеющему в Беларуси серьезные бизнес-интересы, сильно обострять отношения с неуступчивым партнером нет смысла.