Фото с сайта belrynok.by

Беларусь на финише строительства БелАЭС оказалась в непростой ситуации. Пока не пересмотрены условия российского кредита на амбициозный проект, смысла торопиться завершать его нет. С другой стороны, вряд ли Москва начнет пересмотр условий «атомного» кредита, пока Минск не запустит хотя бы первый блок станции.

Торг за пересмотр условий кредита тянется чуть ли не два года

Беларусь строит БелАЭС за счет госкредита РФ в объеме до 10 млрд. долларов. По факту станция будет стоить дешевле – по оценкам, меньше 7 млрд. долларов.

По условиям контракта Беларусь должна приступить к погашению кредита через 6 месяцев с даты ввода АЭС в эксплуатацию, но не позднее 1 апреля 2021 года, – 30-тью равными долями каждые шесть месяцев. На половину суммы кредита на строительство БелаЭС процент фиксированный – 5,23% годовых, на вторую половину ставка плавающая – ставка LIBOR для 6-месячных депозитов в долларах США (на Лондонском межбанковском рынке по состоянию на первый день соответствующего периода начисления процентов) плюс маржа в размере 1,83% годовых.

Получается, чем скорее Беларусь запустит БелАЭС, тем скорее она начнет платить за кредит, — то есть, через 6 месяцев после старта станции. Но особого смысла побыстрее завершать проект нет, пока не пересмотрены условия кредита, тем более, что и белорусская энергосистема еще не готова к работе в новых условиях. Но в любом случае надолго отложить это событие не получится – ведь с 1 апреля 2021 года Минску в любом случае придется приступать к оплате кредита.

За пересмотр условий российского кредита — снижение процентной ставки и продление срока с 25 до 35 лет — Минск торгуется уже чуть ли не два года.

Лукашенко еще в сентябре 2018 года на переговорах в Сочи публично заявил, что Минск рассчитывает на более выгодные условия расчета по «атомному» кредиту — в связи со срывом срока строительства БелАЭС по вине российской стороны. «И коль сроки были сорваны (мы, конечно, не хотим идти в суды, судиться, как это по договору), мы договорились о том, что срок возврата кредита надо продлить. И процентная ставка должна быть не хуже, чем для других государств. К примеру, Армении, Бангладеш, Венгрии и так далее», — отметил Лукашенко. По его словам, это «примерно до 3%».

Но в 2019 году договориться не получилось. В этом году Лукашенко снова вернулся к этой теме 14 февраля на встрече с коллективом Светлогорского ЦКК. «Вы знаете, что россияне должны были в 2018 году ввести первый блок, в 2019-м — второй. Но сорвали сроки, а там огромные штрафные санкции», — рассказал он.

По его словам, президент России Владимир Путин на переговорах 7 февраля в Сочи предложил найти взаимоприемлемое решение, чтобы не начинать переговоры с санкций. «Вы сорвали сроки, значит, давайте договоримся, что процент по кредиту сократим до того уровня, как вы строите в Венгрии, во Вьетнаме (где-то около 3%). Мы не будем вводить санкции, и это как раз то на то и придется. И кредит, коль вы сроки сорвали, мы начнем выплачивать не через два года, а через пять», — заявил Лукашенко.

Как было сказано, «неуютно, неудобно, но решили, что в этом плане мы будем договариваться: другого не дано». «Или мы вводим санкции за просрочку (а там большие деньги), или они подвигаются по кредиту», — сказал Лукашенко. По его словам, отторжения по этому предложению у российской стороны не было.

Через две недели на встрече с губернатором Архангельской области России Игорем Орловым А. Лукашенко рассказал, что он обсуждал в телефонном разговоре с президентом РФ Владимиром Путиным вопрос процентных ставок по кредиту на БелАЭС.

«Обсудили вопросы кредитных наших соглашений, обязательств и кредитования Беларуси, белорусской экономики, вопросы процентных ставок, особенно по атомной станции, чтобы быстрее закончили в пакете. Как мы в Сочи обсуждали, чтобы быстрее закончили эти договоренности и чтобы не было каких-то отягчающих обстоятельств», — сказал Лукашенко.

Утром – стулья, вечером – деньги

Между тем, ранее Москва достаточно категорично высказывалась по вопросу пересмотра условий российского «атомного» кредита. Российская сторона в нынешних экономических условиях не видит необходимости в пересмотре условий выдачи Минску кредита на строительство БелАЭС, заявлял экс-посол России в Беларуси Михаил Бабич в марте 2019 года.
«Пока, в текущих экономических условиях, такой необходимости мы не видим. Но окончательное решение можно будет принимать к моменту выхода станции на установленные параметры эксплуатации, исходя из объективных экономических условий», — сказал Бабич в интервью РИА Новости.

Сейчас Бабич является заместителем министра экономического развития РФ и продолжает заниматься двусторонними отношениями. Поэтому вряд ли Москва изменила свое отношение к этому вопросу и пересмотрит условия кредита до запуска первого блока БелАЭС.

В ближайшее время условия кредитования БелАЭС будут обсуждаться на уровне правительств Беларуси и РФ. «Здесь очевидное решение с учетом небольшой задержки сроков. Мы просим отложить время начала выплат по кредиту. Плюс мы просим, чтобы не нести дополнительные нагрузки, раздвинуть срок этого кредита и несколько снизить процентную ставку, приведя ее в соответствие примерно с теми контрактами, которые существуют у «Росатома» в других странах. Может быть небольшая корректировка процентной ставки», — рассказал Дмитрий Крутой 9 февраля.

По его словам, по первому блоку БелАЭС «мы сейчас подходим к очень важной стадии пусконаладочных работ». «Поручено до конца февраля всем ответственным (и «Росатому», и нашему министерству энергетики) положить уже окончательный график завершения работ по первому блоку», — заявил он.

Предстартовые работы активизировались

Ранее физический пуск первого энергоблока БелАЭС был запланирован на осень 2019 года, второго – в 2020 году, но эти сроки сорваны. Примерно за месяц до физического пуска АЭС на станцию должны завезти ядерное топливо. Ранее сообщалось, что оно будет завезено на БелАЭС в марте, затем — в августе 2019 года, позже говорилось, что это случится осенью 2019 года. Но до сих пор топливо на станцию не завезли.

Министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич 13 февраля сообщил, что первый энергоблок БелАЭС имеет высокую степень готовности, физический и энергетический пуск его запланирован на 2020 год. «У нас стоит задача в этом году обеспечить завоз ядерного топлива, произвести физический пуск, энергетический пуск первого энергоблока, то есть выдачу первых киловатт-часов в энергосистему», — сказал Каранкевич.

17 февраля на БелАЭС началась проверка готовности к завозу ядерного топлива (она может проводиться в течение 30 дней), которую проводит специально сформированная рабочая группа Госатомнадзора.

При этом продолжается интеграция БелАЭС в энергосистему страны. ГПО «Белэнерго» 25 февраля включило в работу четвертую высоковольтную линию 330 кВ, которая связывает БелАЭС с энергосистемой Беларуси. Осталось включить еще три аналогичных линии. В «Белэнерго» отмечают, что эти линии уже построены и «по мере готовности основного оборудования и устройств релейной защиты и противоаварийной автоматики на БелАЭС осуществляется ввод этих линий в работу».

В конце февраля заместитель министра энергетики Беларуси Михаил Михадюк сообщил, что Беларусь и РФ готовят межгосударственное соглашение по перевозке ядерных материалов БелАЭС. Этот документ намечено подписать в этом году. Вслед за чем стороны планируют приступить к разработке уже более конкретного соглашения по переработке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ).

Энергосистема страны также должна быть подготовлена к пуску первого блока БелАЭС. Для этого в Беларуси реализуются проекты по установке электрокотлов общей мощностью 836 МВт. В прошлом году реализован первый проект мощностью 10 МВт в новой котельной в Костюковичах. Еще 18 электрокотлов должны быть введены в эксплуатацию в 2020 году.
Чтобы с вводом БелАЭС белорусская энергосистема работала нормально, для станции нужно создать резервные мощности. По мнению специалистов, резервная мощность в энергосистеме Беларуси должна составлять как минимум 1200 МВт – на случай, если из строя выйдет один из блоков АЭС. Резервные мощности также нужны для покрытия спроса на электроэнергию на время плановых ремонтов энергоблоков БелАЭС. Всего в Беларуси намечено ввести до 800 МВт резервных мощностей. Они будут установлены на четырех объектах в энергосистеме. Ввод этих объектов запланирован в 2021 году, но пока строительство их запаздывает. Специалисты отмечают, что ввод первого энергоблока, а по некоторым прогнозам, и второго произойдет в условиях, когда эти источники еще не будут построены.

Концепция не предусматривает экспорта белорусской электроэнергии с 2020 года

Концепция энергетической безопасности Беларуси предусматривает, что в 2020 году БелАЭС выработает 7,1 млрд. кВт-ч электроэнергии, а когда заработают два блока станции — 17 млрд. кВт-ч. При этом производство электроэнергии в Беларуси в 2020 году составит, как предусматривает концепция, 39,9 млрд. кВт-ч (импорт будет исключен).

Однако практика показала, Беларусь уже в 2019 году превзошла этот показатель производства электроэнергии. В прошлом году в Беларуси было произведено 40,264 млрд. кВт ч электроэнергии. Этот рост был обусловлен в первую очередь заметным увеличением экспорта белорусской электроэнергии. В 2019 году экспорт белорусской электроэнергии вырос в 2,27 раза к 2018 году до 2,37 млрд. кВт.ч. При этом потребление электроэнергии в стране такими темпами не росло, в 2019 году оно выросло всего на 0,3% в сравнении с 2019 годом до 37,926 млрд. кВт.ч.

Эти данные содержатся в Концепции развития электрогенерирующих мощностей и электрических сетей на период до 2030 года, которую Минэнерго одобрило своим постановлением №7 от 25 февраля 2020 года.

При этом данным документом в 2020 году прогнозируется рост потребления электроэнергии в Беларуси на 4,76% по сравнению с 2019 годом до 39,732 млн. кВт.ч (в 2025 году — до 43,734 млрд. кВт.ч, а в 2030 г — до 47,206 млрд. кВт.ч).- ровно столько, сколько планируется произвести — 39,732 млрд. кВт.ч. Что еще любопытно: новой концепцией предусмотрено, что в 2020 году БелАЭС произведет 2,623 млрд. кВт.ч электроэнергии (в 2025 году — 19,245 млрд. кВт.ч и столько же в 2030 году).

Теперь понятно, почему концепция, начиная с 2020 года, не содержит прогноза об экспорте и импорте белорусской электроэнергии, В соответствующих графах обозначена цифра 0 (ноль).

В то же время генеральный директор ГПО «Белэнерго» Павел Дрозд на пресс-конференции 19 декабря отмечал, что технические возможности белорусской энергосистемы в 2020 году позволяют нарастить поставки электроэнергии, в частности, на украинский рынок в несколько раз (в 2029 году было поставлено более 800 млн. кВт-ч).
«Потенциально, с учетом способностей наших линий мы можем поставить в Украину 5-6 млрд. кВт.ч электроэнергии», — отметил Дрозд. Однако использовать потенциальные возможности Беларусь в 2020 году не сможет, так как энергетический баланс Украины предусматривает на этом году импорт электроэнергии в объеме всего лишь 2,1 млрд. кВт.ч Хотя это не означает, что весь объем поставит Беларусь. «Все будет зависеть от того, с какой ценой, с какой себестоимостью будем предлагать электроэнергию на рынок Украины», — сказал П.Дрозд.

Получается, что Концепция развития электрогенерирующих мощностей экспорт белорусской электроэнергии не предусматривает, а сами энергетики как раз делают ставку на экспорт. «Мы планирует поставлять электроэнергию и после запуска БелАЭС», — подчеркнул Дрозд на пресс-конференции 19 декабря.

Он напомнил, сейчас Беларусь и страны Балтии находятся в одной энергосистеме БРЭЛЛ (Беларусь, Россия, Эстония, Латвия, Литва). При этом страны Балтии планируют до 2025 года выйти из энергокольца БРЭЛЛ и перейти на синхронную работу с европейскими энергосистемами. «У нас есть еще пять лет, когда мы будем параллельно работать. Если сечение (через Литву – прим. ред) станет коммерческим, есть позиция ряда европейских стран по покупке электроэнергии из РФ и из Беларуси, используя другое направление. Можно будет использовать другое направление для поставок – через Псков, Эстонию и Латвию», — отметил Дрозд.

БелАЭС: стартовать или подождать?