Сегодня белорусский президент снова обвинил Москву в том, что она выкручивает руки, заставляя интегрироваться по ее разумению. Но тут же добавил: «Мы остаемся, как всегда, привержены реальной интеграции без понуждения к интеграции», пишет политический обозреватель Александр Класковский на сайте телеканала «Белсат«.

Неужели Александр Лукашенко простодушно верит, что Кремль с его великодержавным мышлением вдруг заделается белым и пушистым, перейдет от прессинга на меньшего партнера к идиллическому равноправию?

Союзный договор подписали как раз при «добром» Ельцине

В пример Лукашенко привел времена Бориса Ельцина: «Мы тогда вообще не говорили о том, что кто-то должен потерять суверенитет и независимость» (из чего, кстати, можно сделать вывод, что сейчас эта тема за кулисами двусторонней интеграции проговаривается открытым текстом).

Но это воспоминание о якобы идиллии равноправия – лукавство. Москва тогда и затеяла весь этот процесс «братского единения» (да, так и говорили), чтобы в более-менее благопристойной форме вернуть «младшую сестру» в лоно, начать новое собирание земель на руинах Советского Союза. Молодой же белорусский президент, как говорят злые языки, уже видел себя преемником старого больного российского царя.

Именно с Ельциным и был подписан союзный договор 1999 года, которым теперь Москва тычет в нос, принуждая к «углубленной интеграции». В том договоре – и единая валюта, и общий парламент, и прочие вещи, грозящие плавным поглощением.

Лукашенко мечтает, чтобы империя стала травоядной?
Александр Лукашенко и Борис Ельцин. Фото – president.gov.by

Именно в 90-х белорусская оппозиция заваривала самые могучие акции против угрозы аншлюса. Теперь, когда Кремль прижал, Лукашенко заговорил лозунгами своих внутренних политических оппонентов. Нашел топор под лавкой.

Ахиллесова пята белорусского президента

Ну, ладно, лучше поздно, чем никогда. Однако что мы слышим из уст белорусского вождя вперемежку с обидами на Москву да пламенными спичами за независимость? Он декларирует… намерение и дальше играть в ту же игру, в ту же русскую рулетку.

Он пытается выгородить Владимира Путина. Дескать, царь хороший, а бояре плохие. Мол, только вот с российским коллегой договорились о компенсации снижения таможенной пошлины на нефть, как «вечером уже министры по-своему трактуют наши договоренности – двух президентов».

Неужели Лукашенко и впрямь верит, что Путин позволил бы хвосту вертеть собакой? И что понуждением к «углубленной интеграции» занимаются некие шестерки из окружения вопреки воле хозяина Кремля? Нет, просто Лукашенко хитер и по соображениям дипломатии оставляет российского президента вне критики, дает ему сохранить лицо.

Вообще понятно, почему при зубодробительной критике в адрес интеграции – как в формате Союзного государства, так и в рамках ЕАЭС – белорусский руководитель не заявляет о выходе из интеграционных структур, как того требуют оппозиционеры. Потому что это пересечение красных линий, после чего российская агрессия а-ля Крым из категории страшилки может перейти в плоскость прямой угрозы.

Отгребать от империи, которая не рассталась со своими базовыми инстинктами, нужно осторожно. Но – отгребать, если вы хотите сохранить независимость.

Однако ахиллесова пята Лукашенко в том, что он боится реформ, необходимых для реальной экономической и политической диверсификации. Он продолжает игры с Кремлем в надежде приостановить время, продлить существование анахроничной белорусской модели, завязанной на российские ресурсы, московскую подпитку.

Ну как ты перевоспитаешь империю?

Вообще каскад сегодняшних заявлений Лукашенко прозвучал на встрече с председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаилом Мясниковичем – бывшим спикером верхней палаты белорусского парламента, своим человеком.

Из этого разговора мы узнали, в частности, что в мае в Минске планируется подписать стратегию евразийской экономической интеграции до 2025 года. Белорусский руководитель настаивает на том, чтобы это был документ «без всяких там оговорок и так далее».

И этот маневр Лукашенко понятен. Он надеется решить в евразийском формате то, что не получается в двустороннем. И в частности – проблему цен на энергоносители. Ведь в рамках ЕАЭС условлено к 2025 году создать единые рынки нефти, газа и нефтепродуктов.

Но очень сомнительно, что российские олигархи станут жертвовать барышами ради единых рынков, эфемерных принципов равноправия и справедливости. Придумают еще что-нибудь, как придумали за счет налогового маневра поднять цену нефти для Беларуси.

Суровая реальность заключается в том, что ЕАЭС – тоже проект Москвы, более того – детище Путина. Так что и в этом формате свою волю будет диктовать Кремль.

А он какой бы интеграционный формат ни затевал, все равно получается автомат Калашникова. Все равно сверхзадача – усилить контроль над постсоветским пространством. А если какой-то кусок земли плохо лежит (именно так кое-кто в российских элитах смотрит на Беларусь), то и к рукам прибрать.

Перевоспитать же империю – это что-то из разряда мечтаний о травоядном волке.