Снимок носит иллюстративный характер. Фото: psm7.com

Несколько лет курс доллара не фигурировал на первых строчках новостных хит-парадов, и вот снова белорусы слышат пугающее слово «девальвация».

И есть отчего: 25 ноября официальный курс белорусского рубля к доллару равнялся 2,0501, 27 февраля – 2,2378. За три месяца рост составил 18,77 копеек (9,15%) – более 36% годовых! До паники дело не дошло, но хотелось бы знать – чего ожидать белорусам? Каким будет курс доллара к концу 2020-го? С этими вопросами Myfin.by обратился к белорусскому экономисту Ярославу Романчуку.

Девальвация уже идет

– Девальвация уже идет, этот процесс является естественной реакцией на торговый и платежный балансы, на проблемы с притоком валюты в страну (связанные с изменением условий торговли нефтепродуктами с Россией), а также на инвестиционную засуху, неспособность белорусской экономики генерировать новые товары и услуги.

Понятно, что в этом вины Нацбанка нет – он и так молодец – в январе снизил активную рублевую массу. Но если группа сторонников инфляционного финансирования государственных программ победит, то инфляция к концу 2020 года может быть очень приличной – доллар к новогодним праздникам может подобраться к отметке 3 рубля. Если же Национальный банк останется под прикрытием доброй воли и здравого смысла Александра Лукашенко, то тогда ситуация не будет столь катастрофичной.

У Нацбанка связаны руки

– В Нацбанке не то чтобы ратуют за жесткую монетарную политику, они просто понимают макроэкономические балансы, уравнения и ограничения в условиях открытости экономики и внешних шоков. Но инструментов регулирования у них немного – могут действовать только в рамках денежной политики.

Правительство во главе с Сергеем Румасом, Министерство финансов и Министерство экономики – все они на стороне тех, кто действует по старой методе: «дайте денег, а потом разберемся».

Да, Андрей Жишкевич заявил, что Банк развития меняет принцип работы и отказывается от директивного кредитования, заменяя его рыночным. Но Банк развития – это исполнитель воли министров, и только. Вклад Жишкевича может заключаться в том, что он станет более тщательно отбирать инвестиционные проекты. А поскольку мы видим, что в первые два месяца 2020 года количество получателей государственной халявы неизменно, и там фигурируют все те же лица и предприятия, то стоит опасаться худшего.

Если повезет, доллар можно будет купить по 2,5

– Если этого не случится, и группа любителей халявы не победит, а макроэкономическая стабильность будет более-менее сохраняться, и будет старт необходимых структурных изменений, – приватизации, появлении новых субъектов хозяйствования и точек роста, – то доллар к концу года остановится на отметке 2,5 рубля. Подорожав минимум на 20 % за год. Да, мой прогноз сильно разнится с озвученным властью, но Нацбанку глупо было бы тратить резервы для удержания курса на месте при столь сильных внешних шоках.

Удерживать доллар на отметке «2,2» не стоит.

Когда наше правительство (это к вопросу о качестве прогнозирования) в декабре называет цифры на год вперед, закладывая самый оптимистический сценарий и не имея при этом договоренности с Россией, то как к такому прогнозу относиться? Я разговаривал с российскими коллегами – они однозначно сказали, что вопрос компенсации потерь нашему бюджету не стоит. Кроме того, у правительства должен быть не один план, а хотя бы три – «оптимистичный», «реалистичный» и «пессимистичный». Последний – с минимумом падения экономики в минус 3-5 % ВВП.

Власти заняли позицию: как-то пронесет

– Что нам может помочь поддержать стабильность и курс на сегодняшнем уровне? Первое – иностранные инвестиции. Их на сегодня нет, и быстро они не придут. Второе – приватизация. Снова нет, потому что правительство даже для внутренних инвесторов ее не готовит. Третье – наращивание госдолга в виде кредитов, бондов, облигаций. Но под 6-7% в валюте брать деньги в долг очень сложно для дальнейших выплат, а у нас и так очень высок процент госдолга от ВВП, который идет на погашения.

И на горизонте маячит еще один многомиллиардный кредит за атомную станцию. И это при том, что власти пока никак не могут определиться – куда же девать электроэнергию с АЭС?

Итог: конкурентных преимуществ у Беларуси сегодня нет. Мало того, идет выдавливание белорусских товаров с нашего главного рынка – российского. Откуда рост ВВП или хотя бы балансировка около нуля? Все вышеперечисленное укладывается в рисунок идеального шторма, который когда-то казался невозможным, но сейчас это происходит на наших глазах. А неадекватность органов власти заключается в том, что видя все это, они выбирают страусиную позицию – «как-то пронесет, как-то образуется».

Спасать экономику некому

– Когда на ключевые позиции во власти назначают людей, которые вообще ничего не понимают в макроэкономике, являясь технарями, животноводами или специалистами по льну, который у нас четверть века в упадке, то непонятно: с кем же вы, друзья мои, будете проводить макроэкономическую стабильность и реформы? Румас? Нет. Турчин? Нет. Крутой? Нет. Ермолович? Нет. Кто же?

Я давно предлагал назначить Каллаура премьером, а одного из его заместителей – главой Нацбанка. Потому что нужны борцы, понимающие, в какой аховой ситуации оказалась экономика. И отстаивающие верные решения. А Минфин и Минэкономики не понимают с какими структурными проблемами мы столкнулись: когда человек 17 лет занимается преподаванием аграрных машин, как он может понять дисэквилибриум монетарно-фискальной политики в переходной экономике в режиме мультиуровневой дизрупции?

Учитывая все вышесказанное, белорусам к Новому году не стоит удивляться курсу в 2,5-3 рубля за доллар.