Валерий Карбалевич. Фото: Радио Свабода

Кризис белорусско-российских отношений, резкое сокращение экономической помощи со стороны Москвы влечет за собой кризис доморощенной социальной модели. Наша страна встала перед необходимостью перестройки всей социально-экономической и политической системы.

Скажу прямо: белорусская экономика долгое время была своеобразной рентной экономикой, основной доход мы получали от использования природной ренты – как своей, так и российской. В лучшую пору эксперты оценивали российский энергетический грант в 15 процентов ВВП Беларуси. Важнейшими экспортными товарами Беларуси являлись нефтепродукты. Например, в 2018 году было закуплено в России нефти на 6,8 миллиарда долларов, а продано перерабатывающими заводами нефтепродуктов на 12,8 миллиарда. Согласно отчету Минфина, от экспорта нефти и нефтепродуктов получили 10 процентов доходов белорусского бюджета.

А была еще газовая рента, получаемая от низких цен на российский газ. Плюс экспорт калия – это уже классическая рента.

Таким образом львиную долю доходов страна получала от природной ренты. Благодаря ей, правительство могло поддерживать неэффективный госсектор в промышленности и сельском хозяйстве. На этом базировалась созданная А.Лукашенко белорусская социальная модель. Одна из важных функций патерналистского государства, авторитарного режима заключалась в обслуживании, обеспечении работы государственного сектора промышленности и так называемого колхозно-совхозного строя.

В условиях существования рентной экономики политическому руководству не нужно было особенно заморачиваться тем, чтобы делать экономическую систему более эффективной. Можно было «пилить» ренту, и деньги текли в бюджет.

Постепенный переход к мировым ценам на нефть и газ, а также отказ России выделять Беларуси кредиты ведет к демонтажу рентной экономики. Мы наблюдаем ее первые признаки…

Полный текст колонки Валерия Карбалевича читайте в газете «Народная Воля» за 25 февраля