фото: naftan.by

Беларусью и Россией достигнуты договоренности по ценам на нефть на уровне мировых. Как это может сказаться на нашей экономике и кошельках белорусов? Какие еще факторы могут повлиять на объемы валютных поступлений в страну? Свое мнение об этом, оценивая текущую ситуацию и ближайшую перспективу для Беларуси, высказал в комментарии Myfin.by финансовый консультант Михаил Грачев.

О мировой цене

— На самом деле цена на нефть, которая была озвучена по итогам встречи в Сочи между президентами Республики Беларусь и Российской Федерации, не совсем, скажем так, «мировая». Потому что все равно есть какой-то процент дисконта, по которому Беларусь будет получать углеводороды из Российской Федерации.

Во-первых, сама мировая цена тоже достаточно волатильна, особенно в свете последних событий начавшегося года. Это и обострение конфликта вокруг Ирана, и развивающаяся эпидемия коронавируса в Китае, которая сулит замедление мировой экономики. С этими факторами связано и падение спроса на нефть и газ. Так, цена на нефти марки Брент упала примерно с 65 долларов за бочку в начале года до текущих 55 долларов.

Это привело к тому, что на прошлой неделе ОПЕК+ было проведено экстренное совещание в Вене, чтобы принять решительные меры. И было принято решение, пока что на уровне технического комитета, о сокращении добычи в рамках формата ОПЕК+ на 500-600 тыс. баррелей в сутки. Это приостановило падение мировой цены и последнюю неделю она стабильно стоит примерно в районе 55 долларов за баррель.

Так что сама по себе мировая цена – это тоже достаточно условная величина. И если вдруг эта цена упадет до

за баррель, то уж совершенно точно ничего плохого для Беларуси в этом не будет.

Эксперт: вопрос по нефти и газу на сегодняшний день закрыт – каковы последствия?

Как вырастет цена?

Во-вторых, по итогам встречи была выработана некая формула по нефти. Да, Беларусь отказалась получать скидку, которая составляла ранее 10-12%. Но за счет того, что пресловутый налоговый маневр в РФ заменяется на экспортную пошлину, все-таки какая-то небольшая премиальная дельта для Беларуси пока остается.

Да, не исключено, что цена вырастет, но она не вырастет существенно, в разы. Рост этой цены будет относительно небольшой – 2-3 доллара, максимум 5 долларов за тонну. Собственно, эта доля в процентах изменяемая величина.

Россия ставит Беларусь перед выбором

Другое дело, что на самом деле у Беларуси, к сожалению, были не самые лучшие переговорные позиции.

Просто Российская Федерация ставит Беларусь перед выбором – либо максимально сохранять свой политический суверенитет, то есть быть абсолютно независимой в принятии тех или иных решений, либо все-таки возвращаться к вопросу интеграции , который был остро поставлен в конце ушедшего 2019 года.

Как мы помним, стороны уже практически договорись подписать полный пакет дорожных карт (в количестве 31), но буквально по двум-трем пунктам взяли паузу, и эта пауза продолжается поныне.

Тема интеграции на самом деле была впервые озвучена почти 20 лет назад, в 1999 году. Сейчас от тех договоренностей осталось, наверное, треть или половина, и даже по этой половине мы не можем найти консенсус.

Возникает вопрос «а надо ли оно нам вообще?» и если надо, то в каком формате. Здесь эти экономические вопросы плавно перетекают в политические и с ними будут связаны дальнейшие решения.

Но, по крайней мере, на текущий 2020 год можно выдохнуть, потому что по газу цена осталась пока прежняя — 127 долларов за 1 тыс. кубометров.

По нефти цена будет чуть выше, но, скажем так, не существенно. Можно сказать, что эти вопросы на сегодня с повестки дня сняты.

Эксперт: вопрос по нефти и газу на сегодняшний день закрыт – каковы последствия?

О бюджете и валютных поступлениях

А как это отразится на бюджете? Безусловно, для бюджета это не будет хорошо, потому что будут сокращены экспортные поступления.

Собственно, это мы уже видели в январе. Стоимость валютной корзины выросла почти на 2% за первые полтора месяца. И не в последнюю очередь это произошло в силу того, что в январе не было валютных поступлений от наших основных крупнейших экспортеров – концерна «Белнефтехим» и его нефтеперерабатывающих заводов — Новополоцкого и Мозырского.

Есть еще одна проблема, про которую пока никто не говорит — она отошла в тень. У «Белкалия» на сегодняшний день нет действующих контрактов с Китаем. И тут можно вспомнить тот же коронавирус. У Китая сейчас другие проблемы на повестке дня – погасить эту эпидемию, чтобы эти проблемы не выросли в мировые. И, можно сказать, эта тень угрозы мировой эпидемии ложиться и на наш плетень.

Проблема с эпидемией в Китае добавляет еще хлопот мировой экономике, мировым финансовым рынкам и отражается в том числе и на нашем. В результате доллар вырос во всем мире и его курс повышается в Беларуси.

Эксперт: вопрос по нефти и газу на сегодняшний день закрыт – каковы последствия?
Макет БелАЭС. Фото: Myfin.by

О БелАЭС

И третий пункт, о котором я бы хотел сказать. Как бы за скобками остался вопрос Белорусской атомной электростанции. А этот вопрос был в числе злободневных, которые обсуждались в Сочи.

В этом году планируется запуск первого блока, станция уже будет выходить в режим реальной генерации. И в Сочи обсуждались возможности отсрочки выплаты кредитных долгов. На мой взгляд, это очень важные вопросы и если они решаться, это будет очень хорошо для Беларуси.

Со временем оба блока будет запущены и АЭС войдет в полную мощность. То есть, через два-три года или пять лет мы реально можем отказаться от большого объема российского газа. По факту он нам просто будет не нужен, потому что АЭС будет производить столько электроэнергии, что ее объем значительно превысит потребности внутреннего рынка. Это тоже нужно иметь в виду.