Фото https://ex-press.by

Проблемы в нефтегазовых и интеграционных отношениях Беларуси с Россией не находят своего разрешения. В январе был приостановлен экспорт нефтепродуктов – основной статьи валютных поступлений в страну. Белорусские НПЗ весь месяц работали не на полную мощность. Этого было достаточно, чтобы спровоцировать девальвационные ожидания населения и предприятий. В частности, физические лица в декабре минувшего года купили валюты на 929,3 миллиона в долларовом эквиваленте, что на 142,2 миллиона выше показателя ноября. В результате население купило валюты больше, чем продало, на 43 миллиона долларов, тогда как на протяжении почти трех лет оно было чистым продавцом валюты, чем поддерживало курсовую стабильность рубля. Уже после визита в Беларусь госсекретаря США М.Помпео резко выросли курсы доллара и евро: доллар с начала этой недели прибавил 1,06 копейки и стоил 2,15 рубля, евро прирос на 2,52 копейки до 2,38 рубля.

В целом 2019 год для белорусского рубля можно считать удачным, чему способствовали сбалансированная внешняя торговля с небольшим, но положительным сальдо, существенная чистая продажа инвалюты населением на внутреннем рынке и китайский кредит в конце года. Это в итоге привело к росту золотовалютных резервов до исторического максимума – 9,7 млрд долларов. Если в январе 2019 года курс белорусского рубля к доллару был 2,16, то в декабре – 2,11. По евро соответственно 2,46 и 2,34. За 100 российских рублей: 3,22 и 3,34. Вопреки многим прогнозам за прошедший год белорусский рубль к мировым валютам укрепился. Но немного девальвировался к российскому собрату, который усилился к доллару за год на 11%.

Курсовая стабильность в значительной степени была обеспечена жесткой монетарной политикой Нацбанка – его ставка рефинансирования и рублевые банковские процентные ставки были в два и больше раза выше уровня инфляции. Поэтому в течение 2019 года наиболее состоятельная часть белорусов увеличивала вклады в банках: срочные рублевые выросли на 26,5%, валютные много меньше – на 1,9%. Население поверило в национальные деньги, тем более что рублевые вклады стали заметно выгоднее, и соотношения между рублевыми и валютными сбережениями стали меняться в пользу первых. Хотя и на сегодня 66,3% своих сбережений физические лица хранят в банках в иностранной валюте. Дедолларизации экономики благоприятствовала и процентная политика Нацбанка. Если свободные рублевые средства на срок свыше года можно было разместить под 11–12% годовых, то валютные депозитные ставки с подачи главного регулятора банки утопили до 1–2%.

Однако менее состоятельная часть населения для поддержания более или менее комфортного уровня жизни продолжала раскупоривать свои валютные кубышки. В 2019 году белорусы продали наличной и безналичной валюты на 9,763 миллиарда долларов, а купили 9,166 миллиарда, то есть чистая продажа составила 598 миллионов «зеленых». Как видим, в декабре на фоне интеграционных «тёрок» с Москвой ситуация изменилась. Люди вновь стали задумываться о возможной девальвации белорусского рубля, и, как показывает начало года, не напрасно. При снижении экспорта, а значит, поступлений валюты в страну и росте доходов населения, который обещало правительство, а, как правило, это один из немногих показателей, который у нас перевыполняется (особенно к выборам), Нацбанк может и не удержать курсовую стабильность белорусской денежной единицы. Тем более что в ноябре-декабре наш «зайчик» подсел, чуть не испортив годовые показатели. Постоянно напрягает валютную ситуацию и необходимость обслуживания государственного долга, который в основной части и процентах превышает 3 миллиарда долларов и который Беларусь ежегодно рефинансировала на три четверти в основном с российской помощью, в чем нам отказано. Из 2 миллиардов долларов, которые правительству надо раздобыть, только полмиллиарда одолжил Китай, остальная валюта еще в проектах размещения облигаций на внешнем и внутреннем рынках.

В Беларуси может существенно измениться соотношение между рублевой и валютной частями денежной массы. Рублевая масса в стране в прошлом году тоже росла неслабо, увеличилась на 27,4% и достигла 21,523 миллиарда рублей. Временами в банковской системе возникал избыток рублевых ресурсов. В целом до сих пор Нацбанку удавалось связывать рубли на банковских депозитах, и они не разгоняли потребительскую инфляцию. Так, срочные депозиты юридических лиц за год выросли на 1,379 миллиарда рублей – до 4,747 миллиарда, физические лица тоже не отставали, увеличив свои срочные рублевые депозиты на 1,121 миллиарда – до 5,131 миллиарда рублей. Вообще, у нас физическим лицам на банковских счетах принадлежат в рублевом эквиваленте 59,6%, или 23,846 миллиарда всех денежных средств. Это говорит не столько о зажиточности нашего населения, сколько о бедности наших предприятий.

Таким образом, в изменившейся экономической и политической обстановке в стране растут риски девальвации белорусского рубля. В условиях сокращения валютной экспортной выручки, что приведет к росту спроса на валюту со стороны населения и предприятий, повышаются риски обвальной девальвации национальной денежной единицы. Особенно если Нацбанк не станет вмешиваться в свободные биржевые валютные торги и предпочтет сохранить государственные золотовалютные резервы. Первым сигналом поддержки слабеющего рубля со стороны главного регулятора может стать возврат к норме обязательной продажи на бирже части валютной выручки предприятий. Конечно, никому не хочется сказать: давно такого не было и вот опять…

***

Газета «Народная Воля» № 11 (4469)