Фото с сайта zautra.by

Едва ли не единственным потенциалом для возобновления темпов роста белорусской экономки остался человеческий капитал.

Рост белорусской экономики в 2019 году оказался намного скромней ожидаемого правительством. Ближайшие годы, по прогнозам международных финансовых организаций, он будет еще ниже. На дешевые энергоресурсы страна уже вряд ли может делать ставку – даже постоянный партнер, Россия, не желает больше предоставлять скидки.

Человеческий капитал в Беларуси высокий, доступность высшего образования отличная, уровень технического образования все еще ценятся. Что же мешает развитию инноваций и их сближению с реальным сектором экономики?

Нет денег на науку – нет стимула для роста экономики

Наукоемкость белорусского ВВП сейчас едва ли превышает 0,6%. Из государственных источников на научные исследования и разработки расходуется всего 0,19%. А в начале 1990-х годов эти цифры были более чем в 2 раза выше.

— Тяжелая экономическая ситуация в 2015-2016 годах принесла некоторые изменения, в результате чего наукоемкость снизилась. Однако теперь она постепенно растет, мы уже практически достигаем уровня 2012 года. Но все равно мы серьезно отстаем от стран-соседей, − отметила научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Мария Акулова во время семинара, посвященного структурным вызовам роста экономики.

Программа социально-экономического развития на 2011-2015 годы предусматривала увеличение расходов на науку и разработки до 2% от ВВП. Однако, как видно из графика ниже, реализовать намерения не удалось.

Позже правительство запланировало к 2020 году увеличить наукоемкость валового внутреннего продукта до 1%. Для этого по сравнению с 2018-м годом расходы предстояло повысить примерно на 40%.

Доля инновационной продукции, произведенной в Беларуси, низка, а сотрудничество научно-исследовательских центров с бизнесом лишь точечное.

Между тем вопросы диверсификации экспорта и выпуска современной конкурентоспособной продукции напрямую зависят от расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Они играют существенную роль в производстве высокотехнологичной продукции и оптимизации, осовременивании процессов производства.

Устойчивость и рост экономики очень сильно зависят от ее инновационности. Порядка 75% роста экономик разных стран определяется тем, насколько применимы и как там внедряются инновации, отмечает Мария Акулова.

Если же Беларусь существенно отстает от других стран в уровне освоения новых знаний и внедрения инновационных технологий, то конкурировать с ними все равно что пытаться обогнать электросамокат на роликовых коньках – затратно, сложно, неэффективно и априори проигрышно.

Как оживить интерес к изобретениям и инновациям?

В идеале наукоемкость ВВП должна быть около 2,5%. При этом 1% − за счет государственных источников, отмечает Мария Акулова.

Это откроет возможности для выполнения наукой экономических функций, достойного уровня отдачи от инвестиций в нее, сравнимых с уровнем развитых стран.

Реальность Беларуси такова, что при признании доступности образования и высокой образованности населения человеческий потенциал, в том числе в научной сфере, используется недостаточно. Практически отсутствует связь между исследовательскими институтами и сектором высшего образования, что сказывается на качестве высшего образования. Интеграция науки и производства, без которой научные разработки не могут использоваться в реальной экономике, остается в зачаточном состоянии. В то же время реализация венчурных проектов все еще находится на начальной стадии. В Беларуси работает только один венчурный фонд, который позволяет стартапам привлекать средства на развитие.

Отечественные малые и средние предприятия в разы отстают от западных соседей и Украины по уровню внедрения инноваций, реализации своих инновационных идей и участию в совместных с партнерами и участниками рынка проектах.

− Лишь в нескольких отраслях происходят серьезные инновационные разработки. Лишь 3,5% малых и средних предприятий пытаются внедрить продуктовые либо процессные инновации, а меньше, чем 0,5% участвуют в совместных инновационных проектах, − говорит Мария Акулова.

В среднем по странам, которые показывают хорошие инновационные результаты, роль сектора высшего образования и работающих при нем исследовательских центров существенно выше по сравнению с государственным сектором.

− Обычно расходы на сектор высшего образования превышают то, что аккумулируют государственные структуры. Это важно, потому что без научных исследований в вузах мы не можем говорить о том, чтобы наше высшее образование было конкурентоспособно на рынке, а преподавание в университетах позволяло студентам аккумулировать новые знания, идеи о продуктах, которые сегодня актуальны в мире, − подчеркивает экономист.

Отставание по наукоемкости ВВП играет большую роль в том, чтобы суметь конкурировать с ближайшими соседями и странами, выходящими на те же рынки, что и Беларусь. Поэтому так важны трансформация отношения к науке, признание ее роли в развитии инновационной экономике, преобразование вузов из мест, где из уст в уста передаются старые знания, в структуры поиска новых идей и разработки инновационных проектов, связь научных институтов, вузов и коммерческих структур. Без этого можно стараться повысить рост экономики, но она так и продолжит отставать от стран, которые делают ставку на новейшие разработки и вкладывают большие средства в научную деятельность.

Как в Казахстане разработали дорожную карту по поддержке внедрения инноваций для предприятий в зависимости от их размера, рынков сбыта, целей, так и в Беларуси правительство могло бы не переписывать в каждой новой стратегии цели по затратам на науку и разработки, а внедрить реальные механизмы, способные изменить ситуацию.

Это различные льготные кредиты на инновационные разработки для малого и среднего бизнеса, предоставление налоговых каникул, развитие венчурного финансирования, содействие партнерству между научной и предпринимательской средой. А также развитие инновационной инфраструктуры, создание благоприятной среды и изменения в миграционной политике, которые бы упрощали возможности для привлечения зарубежных ученых, иностранных инновационных стартапов, считает Мария Акулова.