Фото с сайта Teleskop-by.org

Россия и Беларусь приостановили переговоры по нефти до лета, а российские компании согласны поставлять ее лишь с премией. Лукашенко на каждом выступлении говорит, что 2020 год будет тяжелым, а друг Путин ведет себя как-то странно…

С одной стороны, в отношениях Беларуси все нормально, дорожные карты в большинстве своем согласованы, а братские страны раз за разом подтверждают свои намерения по дальнейшему сближению. Но, вот что странно, чем больше страны сближаются, тем больше недовольства возникает в Беларуси, как у представителей власти, так и ее противников.

Если проследить выступления Александра Лукашенко в 2019 году и в начале 2020 года, то можно увидеть, что президент Беларуси касался темы своей приверженности идее независимости страны подозрительно часто. Иногда буквально через день. Причем, чем ближе к 2020 году, тем все чаще и чаще. При этом подавляющее количество спичей о независимости так или иначе были привязаны к российской нефти, к России, к согласованию дорожных карт интеграции и т.д. Более того, вопрос сохранения независимости Беларуси возникал каждый раз, когда переговоры России и Беларуси по тому или иному вопросу заходили в тупик.

К концу 2019 года беспокойство президента относительно независимости страны начало усиливаться и другими неожиданными фигурами речи, типа «не надо нас нагибать». А с наступлением нового 2020 года зазвучало, что белорусам придется многое сделать для того, «чтобы так же достойно пройти его, сохранив нашу страну, свою независимость».

Простейший анализ выступлений президента относительно независимости страны показывают, что все его опасения относительно потери этой независимости связаны именно с Россией. Дошло до того, что в Беларуси создали собственное производство боеприпасов, в том числе патронов. Как заявили по белорусскому телевидению, чтобы если вдруг возникнет необходимость, не зависеть от поставок из вне. От поставок из России. А теперь зададим себе вопрос: при каких условиях Россия может вдруг отказаться поставлять патроны для белорусской армии? Тут может быть только один вариант. И если даже белорусская власть не скидывает этот вариант со счетов, то дело более чем серьезно. Беларусь ни с кем не воюет, поэтому не потребляет такого количества патронов, чтобы это сказалось на экономике и возникла необходимость в их импортозамещении. Поставка патронов на экспорт также не окажет никакого заметного влияния на экономику страны. Поэтому организация подобного производства – это чисто политический проект. На случай, если вдруг…

Тут не нужно был особо проницательным, чтобы заметить, что тем ближе к президентским выборам в Беларуси, тем больше Россия преподносит нам неприятных сюрпризов. Смена правительства братской страны среди прочих тоже имеет этот подтекст. Мишустин отличается от Медведева тем, что не имеет никаких давних дружеских отношений с Лукашенко. При этом нового премьера характеризуют как жесткого и принципиального, то есть как человека, которого братской риторикой не уговоришь на невыгодные с экономической точки зрения уступки. И вот, прошла всего неделя с его назначения, а переговоры по нефти уже отложены до лета.

Александр Лукашенко жаловался на Дмитрия Медведева, что тот слишком давит по вопросам согласования дорожных карт, которые грозят для Беларуси потерей независимости. С новым премьером все будет еще жестче. И чем ближе будут президентские выборы, тем давление будет усиливаться. Александр Лукашенко это прекрасно понимает, поэтому не устает повторять, что год будет непростым. Но не потому, что «мировая экономика в рецессии», а совсем по другим причинам. Потому что очередной элегантной победы на этот раз может и не быть…