В «Народной Воле» за 27 декабря минувшего года была напечатана статья Татьяны
Мушинской «Как остаться в живых?». Эта публикация, я полагаю, затронула всех, кто ее прочитал. То, о чем в ней написано, может коснуться в любой момент каждого человека.

Я решил также взяться за перо, чтобы рассказать, что пришлось мне пережить. Мой сын Валерий работал главным экономистом в СПК «Друть» Белыничского района
Могилевской области. 18 июня 2018 года, находясь на работе, почувствовал себя плохо, начались боли в области сердца. Раньше ничего подобного он не испытывал, а потому подумал, что пройдет через какое-то время. Оставался на работе до конца рабочего дня. Придя домой, он почувствовал себя хуже, боли усилились. Лекарств под рукой не оказалось. Пришлось звонить в районную больницу и вызывать скорую помощь.

– Машина скорой помощи находится в отъезде, послали ее также по срочному вызову. В ближайшее время отправить ее к вам нет возможности. Ищите машину в Техтине и самостоятельно привозите больного в Белыничи, – таков был ответ диспетчера.

Жена сына побежала по поселку искать машину, но не так-то просто срочно найти
автомобиль. Одна женщина согласилась отвезти больного в Белыничи. Но когда жена
вернулась с машиной домой, мой сын уже лежал на полу и стонал от боли. У него еще хватило сил подняться, самостоятельно дойти и сесть в машину.

До райцентра от Техтина более 20 километров. Время было потеряно на поиски
транспорта. В машине сын еще просил быстрее ехать, видно, чувствовал, что силы покидают его, терпение на исходе, боли невыносимые. Женщина за рулем выжимала из машины всё, на что она была способна. Не доезжая до Белыничей, сын
потерял сознание, свалился на сиденье, видно, сердце остановилось.

В больнице пока искали носилки, пока заносили в реанимационное отделение, прошло еще много минут. Наступила клиническая смерть. В реанимации врачи смогли запустить сердце, но было уже поздно. Как известно, при клинической смерти
5–6 минут достаточно для того, чтобы в мозгу человека произошли необратимые процессы, начался отек мозга. Это и произошло с моим сыном.

Невестка позвонила мне, рассказала о случившемся, сказала, что у Валерия была клиническая смерть. Я из ее слов понял, что произошло непоправимое. Связался с врачом реанимационного отделения. Он сказал, что состояние сына крайне тяжелое, он подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, надежды на то, что больной придет в сознание, мало. Хотя, стал рассказывать мне доктор, в медицинских
научных источниках описаны случаи, когда такие больные приходили в сознание и возвращались к жизни. Я, конечно, понимал, что Валерий в безнадежном состоянии, и тяжело переживал случившееся.

В отделении реанимации Белыничской больницы сын пролежал месяц. Потом его
повезли в Могилевскую областную больницу для проверки состояния мозга. Исследование подтвердило: отек мозга, надежды на выход из коматозного состояния нет. По возвращении в Белыничи его положили уже в общую палату, в которой он пролежал еще восемь дней. 26 июля, через 38 дней после клинической смерти, он, не приходя в сознание, умер. Смерть забрала его в мир иной на 58-м году жизни. Он так и не дотянул до пенсии, о которой мечтал, ибо работать сейчас в сельском хозяйстве очень тяжело.

Почему я решил написать эти заметки, прочитав в газете статью Мушинской? Да потому, что полностью солидарен с ней: плохо наши больницы оснащены средствами скорой помощи, то есть транспортом. Уверен: была бы свободная машина скорой помощи в больнице, когда поступил звонок от жены Валерия о необходимости немедленной доставки его в клинику, сын и сегодня был бы жив, его могли бы спасти. А тем более если бы в районной больнице был для таких случаев реанимобиль – всё произошло бы по-другому.

Нехватка автомашин скорой помощи, а тем более оборудованных средствами оказания необходимой помощи еще в дороге, ведет к плачевным результатам. Если такая проблема существует в больших городах, то что говорить о регионах?

Пользуясь случаем, не могу не сказать и о том, как, например, в нашем маленьком городе Скиделе, что под Гродно, финансируется ремонт поликлиники и больницы. Из за того, что денег выделяется крайне мало, за год не могут привести в порядок даже
один поликлинический этаж. Поскольку очереди к врачам огромные, то, случается, больным даже присесть негде, не хватает стульев. Больница же находится в еще худшем состоянии. Когда приступят к ее ремонту – не известно. Может быть, в связи с тем, что в этом году в Скиделе намечается проведение областных дожинок, будут наконец-то выделены в необходимом количестве деньги на ремонт поликлиники и больницы. Жители города были бы очень благодарны властям за такую заботу.

Права Татьяна Мушинская, написав: «Надо ли столько праздников, фейерверков, расходов – может, и желательных, но вовсе не обязательных?» Да, у нас слишком много денег расходуется на различные парады, чемпионаты, игры, возведение спортивных сооружений, зарплаты хоккеистов и тому подобное, но не на строительство и ремонт медицинских учреждений, не на приобретение для них необходимого оборудования. А нужно-то в первую очередь думать о здоровье людей. Если они будут чувствовать себя хорошо, то и праздники, и игры можно проводить весело и на высоком уровне. Пока охрана здоровья людей у нас не в почете. В почете у нас в первую очередь спорт и спортсмены, особенно хоккеисты, которые, получая высокую зарплату, умудряются десятки раз подряд проиграть, установив своего рода антирекорд.

Те, от кого зависит распределение денег налогоплательщиков при формировании государственного бюджета, не должны ни на одну минуту забывать: главное – это здоровье человека, и на медицину денег нельзя жалеть. От многого можно отказаться, многие сферы могут подождать с достойным финансированием. Здравоохранение же нуждается в срочном обеспечении всем необходимым. Промедление – это множество людских смертей, которых можно было бы избежать.

Владимир ЗАЯЦ, житель г.Скиделя Гродненской области.

***

Газета «Народная Воля» № 6 (4464)