Фото с сайта psyfactor.org

Против кого могут быть направлены изменения законодательства о СМИ.
Министр информации Беларуси Александр Карлюкевич считает необходимым внести в действующее законодательство изменения, которые утвердят противоправный характер так называемых фейков. «Необходимо оценить масштабы явления, потенциальные угрозы и подумать, как изложить это в законодательной базе. Уже сегодня надо готовить проекты, где будут прописаны такие понятия, как fake и deepfake», — считает министр.

С чем связано стремление чиновников бороться с фейками?

По мнению председателя Белорусской ассоциации журналистов Андрея Бастунца, изменения законодательства могут быть направлены против блогеров, телеграмм-каналов и других новых для Беларуси источников распространения информации.

Почему белорусские власти решили бороться с фейками?
Андрей Бастунец. Фото: baj.by

— Еще в прошлом году во время наших бесед с представителями руководства Министерства информации они говорили, что в ближайшие годы законодательство о СМИ меняться не будет. Сейчас заговорили об изменениях, и я связываю это с теми ситуациями, которые мы наблюдали в последний год: усиление давления на блогеров, ущемление телеграмм-каналов.

— Что власти понимают под словом «фейк»?

— Что касается самого термина «фейк», то на сегодняшний день оно не вписывается в белорусскую реальность и законодательство. У нас есть такие понятия, как недостоверная информация, порочащая информация, информация, которая нарушает или может нарушить права и национальные интересы Беларуси. Введение нового термина или нового регулирования является совершенно непонятным, я бы это отнес, скорее, к публицистике, чем к законотворческой инициативе. Уже можно запрещать все, что только можно запретить. Введение новых определений является непонятным и излишним.

— Как думаете, как власти собираются бороться с «противоправным характером» так называемых фейков?

— В Беларуси есть огромное количество способов, начиная от административной ответственности, которая была внесена в КоАП (ст.2.9) за распространение запрещенной информации — а перечень запрещенной информации включает все, что угодно — и заканчивая блокировкой ресурса. К тому же возможно привлечение к уголовной ответственности, что мы тоже знаем на примерах дел блогера Эдуарда Пальчиса или REGNUM. Весь необходимый для борьбы с распространением фейков арсенал у государства имеется. И его более чем достаточно. Только мне кажется, что государство смотрит не в ту сторону и не там видит угрозу, где она есть на самом деле.

— Насколько актуальная для Беларуси тема фейков?

— Эта тема стала популярной во властных кругах, о чем свидетельствует хотя бы появление в прошлом году на телеканале ОНТ специальной программы, посвященной разоблачению фейков. Сейчас стала популярной эта риторика, но все такие  нормотворческие инициативы не учитывают и без того очень высокую степень контроля, который существует со стороны государства над медийной сферой.

— С чем это может быть связано?

— Есть несколько векторов. Безусловно, никто не упускает из виду гибридную войну и распространение недостоверной информации, в первую очередь, со стороны России. Это не обязательно российские телеканалы, это и многочисленные интернет-ресурсы, которые появляются уже и в Беларуси и ждут своего времени, чтобы «выстрелить». Но пока из тех активных действий, которые совершают белорусские власти, видно, что идет давление на блогеров, на журналистов и телеграмм-каналы, которые критически настроены по отношению к власти.

— Связано ли это с предстоящей электоральной кампанией?

— Тут все взаимосвязано, в том числе и электоральная кампания. Хотя понятно, что до президентских выборов вряд ли будут приняты или успеют вступить в силу какие-либо изменения в законодательство о СМИ. Я думаю, это прицел на более долгую перспективу, на более долгие кампании – может, это грядущий референдум, может, это связано с возможным ухудшением экономической ситуации.