Александр Лукашенко и Владимир Путин опять не договорились по нефти, Санкт-Петербург, 20 декабря

Беларусь вот уже три недели не получает из России нефть. Это — новая глава в цепочке конфликтов Москвы и Минска из-за поставок энергоносителей. Формальная причина — отсутствие с 1 января контрактов между белорусской стороной и российскими госкомпаниями «Роснефть» и «Газпром нефть».

В пятницу, 17 января, неназванный источник заявил «Интерфаксу», что переговоры продолжатся на уровне вице-премьеров. Партнеры не могут договориться о цене: Москва предлагает условия прошлого года, но они менее выгодны для Минска в свете налогового маневра в России, сообщает Deutsche Welle.

Беларусь импортирует ежегодно 23-24 миллиона тонн российской нефти при общем объеме экспорта РФ в 250 миллионов тонн. До 6 миллионов, по оценкам экспертов, идут на нужды белорусской экономики, остальное — на переработку и перепродажу на международных рынках.

Литва и Латвия могли бы реанимировать «Дружбу»

Если договориться не удастся, белорусским властям потребуется альтернатива. Минск уже разослал коммерческие предложения ряду компаний Украины, Польши, стран Балтии, Казахстана и Азербайджана. Наблюдатели говорят, что технически наладить поставки нефти в Беларусь не из России — решаемая задача. «Мы вполне можем быть партнерами Беларуси в вопросах снабжения нефтью, — заявил в интервью DW бывший министр экономики Литвы Дайнюс Крейвис. — У нас есть инфраструктура для поставок: нефтяной терминал и нефтепровод «Дружба».

Беларусь без нефти из России: Лукашенко блефует?

Правда, северный участок нефтепровода «Дружба» не используется с середины 2000-х годов, после того как крупнейший нефтеперерабатывающий комплекс в странах Балтии, НПЗ в литовском Мажейкяе, перешел от компании «ЮКОС» к польской PKN Orlen. Латвия также заявила, что готова участвовать в реверсных поставках в Беларусь. Более дорогостоящий вариант — доставлять нефть по железной дороге.

«Реверс из Польши? У поляков тоже есть обязательства»

Однако большинство опрошенных DW экспертов сходятся во мнении, что Беларусь не может себе позволить закупать нефть в прежних объемах у альтернативных поставщиков. «На это просто нет денег. В лучшем случае она будет завозить около 5-6 миллионов тонн, необходимых для выживания», — подчеркнул в интервью DW доцент Высшей школы экономики в Москве (НИУ ВШЭ) Андрей Суздальцев — один из ведущих российских специалистов по Беларуси.

Он указал как на дорогую логистику по завозу нефти в страну, не имеющую выхода к морю, так и на низкую эффективность белорусских НПЗ. «Самая большая тайна белорусского правительства — сколько реально вырабатывается светлых нефтепродуктов из поставляемой Россией нефти. Разброс данных огромен. Дело в том, что белорусские заводы — старые и неэффективные, и при мировых ценах на сырье они просто окажутся банкротами»,- уверен эксперт.

Возможности Беларуси в налаживании альтернативных поставок, по словам Суздальцева, ограничены взятыми на себя контрактными обязательствами: «Белоруссия включена в европейскую систему снабжения энергоносителями. Она обязана выполнять взятые на себя обязательства, за что получает хорошие деньги. И она не может просто так взять и начать качать нефть по трубопроводу «Дружба» реверсом, в обратном направлении к себе из Польши. У польской стороны тоже есть контрактные обязательства, которые она не собирается нарушать».

Бизнес-модель Беларуси держится на дешевой нефти из России

Минску нужна российская нефть не только для собственных нужд, но и для дальнейшей перепродажи, подчеркнули эксперты. «Без российской нефти Белоруссия, конечно же, не обойдется, ведь она обеспечивает 42 процента ее товарооборота с внешним миром», — добавил Суздальцев.

Сегодня сложилась ситуация, когда Беларусь «по макроэкономическим показателям выглядит как страна-экспортер и производитель энергоресурсов», пояснил DW руководитель российских программ Финского института международных отношений Аркадий Мошес. Это — результат крайне выгодного для Минска субсидирования со стороны России.

«Экспорт нефтепродуктов — это источник валюты, это вещь абсолютно необходимая. Если заниматься чистой математикой и экстраполировать (отсутствие поставок. — Ред.) хотя бы на несколько месяцев вперед, то все выглядит очень серьезно», — продолжил Мошес. По его словам, полное прекращение экспорта нефти и нефтепродуктов из Беларуси означало бы, по большому счету, коллапс, это невозможно себе представить, полагает Мошес. Тем более, что в 2020 году должны состояться выборы президента Беларуси.

Сценарий отказа от нефти из России привел бы к краху бизнес-модели Беларуси, поэтому Мошес находит его настолько маловероятным, что, по его выражению, «вряд ли имеет смысл пытаться умножать финансовые потери на энное количество месяцев, тем более — лет». «Если Белоруссия будет завозить нефть по мировым ценам, экономика страны рухнет в течение нескольких месяцев», — прогнозирует Суздальцев.

Лукашенко систему не меняет и не собирается, считают эксперты

Дискуссии в стране о том, чтобы отойти от существующей сегодня экономической модели, идут много лет, напомнил Аркадий Мошес. Ведь, по его словам, «страны, которые в течение долгого времени пытались договориться (с Россией. — Ред.) о дешевом газе и дешевой нефти, системно очень проиграли. И это — дополнительная иллюстрация того, что эта модель — тупиковая, и до бесконечности ехать на этой лошади невозможно».

Но для отхода от прежней бизнес-модели требуются глубокие макроэкономические реформы. В стране, по мнению Мошеса, есть достаточное число технократов, которые знают, как проводить реформы. «Закавыка, по большому счету, в президенте», — считает он. «Не думаю, что Лукашенко собирается изменить структуру экономики и собственное мышление директора совхоза», — раскритиковал лидера Беларуси бывший литовский министр экономики Дайнюс Крейвис.

«Наивный шантаж» Минска

Опрошенные DW наблюдатели уверены в том, что президент Лукашенко продолжит добиваться уступок от Москвы. Минск пригрозил повышением ставки за прокачку нефти по «Дружбе», ввел новый экологический налог на ее транзит и намеревается ежемесячно ограничивать мощности трубопровода, как сообщается, по причине ремонта.

«До сих пор стратегия переговоров Лукашенко сводилась к повышению ставок с тем, чтобы в конце концов Москва согласилась. До сих пор это работало — в течение четверти века», — заметил Аркадий Мошес.

«Проблема в том, что у Лукашенко больше нет ничего, чтобы он мог продать России, чтобы получить скидки на газ и нефть. Как когда-то у него была, например, газотранспортная система», — добавил Дайнюс Крейвис. «Это шантаж России, причем наивный шантаж», — убежден Андрей Суздальцев из ВШЭ.

Задача Кремля: снизить субсидии, сохранить лояльность

Собеседники DW ожидают достижения скорого компромисса. Крейвис не видит никакого отличия от предыдущих конфликтов, «кроме того, что переговоры затянулись и перешли в новый год». А вот для Андрея Суздальцева нынешний конфликт между Минском и Москвой — особенный.

«Исполнилось 20 лет союзному государству. Оно строилось на балансе интересов. В этом балансе не было никакой интеграции, но ее допустили, чтобы объяснить российским налогоплательщикам. Но после 20 лет с периодическими скандалами баланс начал рушиться», — констатирует Суздальцев.

Сегодня Путин оказывает давление на Лукашенко с целью создания общего государства, но тот отказывается, указал Крейвис: «Если оглянуться в прошлое, они всегда находили компромиссы. Лукашенко имитирует переговоры с Западом только для того, чтобы иметь инструмент давления на Путина и выбить цены получше».

Кремль, резюмирует Мошес, поставил стратегическую задачу — «снизить уровень субсидирования Беларуси при одновременном сохранении уровня геополитической лояльности», и выполняет эту задачу, будучи готовым к краткосрочным издержкам.

«Россия исходит из того, что Лукашенко не будет уничтожать белорусское государство и его экономику. Поэтому в Москве считают, что он пойдет на какие-то варианты реальной интеграции, потому что без интеграции Белоруссия не выживет», — предупреждает Андрей Суздальцев.

Доцент ВШЭ сообщил, что в Кремле постепенно кончается терпение в отношении белорусского лидера: «Лукашенко периодически срывается. И тут в Москве большая надежда на белорусский политический класс, на белорусские элитные круги. Они прекрасно понимают белорусскую формулу власти». Она, по мнению Суздальцева, очень простая: «Тот человек, который решает проблемы республики в Москве, тот и имеет право на бесконечную власть. А у Лукашенко через полгода выборы. И сейчас идет борьба за его политическое выживание».