«Вы имеете что-то против макарон?», – вопрошала представитель больницы у лидера «Говори правду». В ответ Андрей Дмитриев заявил: «Уверен, что не существует такой диеты как слипшиеся макароны с батоном».

15 января в Дзержинске состоялось предварительное заседание суда по иску местной больницы к политику Андрею Дмитриеву и ЗАО «Столичное телевидение».

Начало этой истории было положено осенью, когда при телевыступлении кандидат в депутаты Палаты представителей продемонстрировал две фотографии, сделанные жительницей Дзержинска. Марина Мокас сообщила в соцсети, что на снимках обеды в регионе и в столице – в Дзержинской больнице и РНПЦ «Мать и дитя».

Андрей Дмитриев, демонстрируя фотографии в телевыступлении, отметил: «Колоссальная разница! Разве это справедливо? Разве в Дзержинске, других малых городах живут какие-то другие люди?»

Дзержинская больница и политик Дмитриев в суде: «Нет такой диеты как слипшиеся макароны с батоном»

После довольно долгой паузы руководство Дзержинской больницы решило пойти в суд, посчитав, что заявление политика порочит ее деловую репутацию. От Дмитриева требуют обратиться с заявлением в СТВ, где содержались бы слова: на фото изображен не обед, его утверждение не соответствует действительности.

Кстати, представители ЗАО «Столичное телевидение» на суд не явились.

Чем и на какую сумму кормят в больнице

Главврач Владимир Губаш в доказательство правоты истцов заявил: обед в больнице не может быть без первого и третьего! А на второе обязательно полагается мясо или рыба.

Представители больницы сказали, что выступление Дмитриева формирует негативное отношение к больнице и работе ее сотрудников, что видно по комментариям в соцсетях.

Однако выяснилось, что изображенные на фото макароны и батон вполне могли быть завтраком. Вообще-то к ним еще полагается и сыр, но из-за небольшой нормы возможность добавить его к бутерброду есть не каждый день.

На суде представители больницы также сделали важное уточнение: батон обязательно выдают с маслом! На фотографии его по каким-то причинам не видно.

Лидер «Говори правду» попытался выяснить в суде у врача-диетолога больницы Нелли Аракелян: раз питание является важнейшим элементом лечения, то можно ли считать им макароны и батон?

Показалось, что врача-диетолога этот вопрос привел в недоумение: «Вы имеете что-то против макарон?»

В ходе судебного заседания выяснилось много интересного. Оказывается, ежедневно на питание каждого пациента больницы выделяется 3 рубля 70 копеек. Точнее, как заявили представители медучреждения, «3 рубля 716 копеек».

Но это еще не все. По словам главврача Владимира Губаша, на питание идет и спонсорская помощь – так, в прошлом году больнице передали около 30 тонн картошки!

«Уверен, что не существует такой диеты как слипшиеся макароны с батоном»

В суде один из аргументов Андрея Дмитриева был следующим: после его выступления по ТВ администрация больницы пригласила журналистов газеты «Узвышша», и на страницах издания подробно рассказали, как хорошо питаются в медучреждении. А раз так, то читатели, в том числе в соцсетях, могли сделать вывод после изучения двух точек зрения.

Кстати, о газете «Узвышша». Довольно неожиданно судья Татьяна Федчук решила привлечь редакцию в качестве соответчика. Ведь если им является телеканал СТВ, то логично, что компанию с ним должна разделить и районка, опубликовавшая заявление Дмитриева в формате предвыборной программы.

Следующее судебное заседание состоится 29 января. На него вызовут автора фотографий Марину Мокас, представителя РНПЦ «Мать и дитя», внимательно изучат меню Дзержинской больницы. В общем, судебный процесс по «макаронному делу» обещает быть непростым.

Андрей Дмитриев в конце предварительного судебного заседания был серьезен: этот иск — попытка ввести цензуру, попытка заставить людей отказаться от критики госучреждений.

В комментарии «Салідарнасці» политик добавил:

– Если в больницах на обед тратится 3 рубля 70 копеек, то почему в одном месте могут закупить еду, которую не стыдно показать, а в другом нет? Я пошел в суд с пониманием того, что я здесь выступаю не за макароны, а за сотни и тысячи людей, которые сегодня на стационарах лечатся и вот так вот питаются. И боятся об этом сказать, думая, каким к ним будет отношение здесь в следующий раз. Я не боюсь сказать и готов отстаивать справедливость, потому что уверен, что не существует такой диеты как слипшиеся макароны с батоном. И не важно, где люди живут – они имеют право на одинаковую помощь.