Фото: ИА Regnum

Какую пользу принесет Беларуси председательство в органах этой интеграционной структуры?

Беларусь в 2020 году принимает председательство в органах Евразийского экономического союза. В обращении к главам государств, входящих в этот союз, Александр Лукашенко предлагает сосредоточить совместные усилия на полном устранении барьеров, максимальном сокращении изъятий и ограничений на рынках ЕАЭС, предотвращении появления новых препятствий свободной конкуренции.

Услышат ли пожелания Лукашенко другие участники ЕАЭС? Имеет ли влияние на политику Евразийского экономического союза страна-председатель?

Как отмечает политолог Валерий Карбалевич, страна-председатель формирует повестку дня, согласовывая ее с другими главами государств, готовит документы.

— Самое минимальное влияние она наверняка имеет. Но решающего политического влияния — нет, — считает эксперт.

— Насколько важно для Лукашенко председательство в ЕАЭС?

— В этом году так совпало, что Беларусь является председателем сразу в нескольких интеграционных структурах и белорусский представитель получает пост какого-нибудь исполнительного чиновника. Вот и Станислав Зась является генеральным секретарем ОДКБ, и Михаил Мясникович возглавляет Евразийскую комиссию. Но это совпадение белорусские власти пытаются использовать скорее для внутриполитического пиара.

— Чего попытается достичь Лукашенко за время, пока он будет возглавлять ЕАЭС?   

— Наверняка он будет стремиться проталкивать позиции, в которых заинтересована Беларусь в рамках Евразийского экономического союза. Но я не думаю, что это получится, поскольку проблемы, которые существуют в ЕАЭС, очень глубокие и в большой степени зависят от позиции России. Так что вряд ли это сильно поможет Беларуси.

— Есть ли у Лукашенко в ЕАЭС союзники, которые могли бы реально поддержать его предложения?

— По каким-то конкретным вопросам позиции Беларуси с другими странами совпадают. Но это ситуативные моменты, причем по разным вопросам есть разные союзники. Говорить о некоем постоянном едином союзнике я бы не стал. Второй влиятельной страной после России в рамках ЕАЭС является Казахстан, и если с ним будет некая коалиция, то с этой коалицией в какой-то степени может считаться и Россия. Но тут интересы не всегда совпадают, поскольку Казахстан нефтедобывающая страна, а Беларусь страна потребляющая. По энергетическим вопросам тут сложно чего-то добиться. Единственное, чем эта кооперация может быть успешна — в противодействии созданию наднациональных органов власти, политизации этой организации. Тут позиции Казахстана и Беларуси совпадают.

— Не слишком ли много интеграционных проектов для такой небольшой страны, как Беларусь?

— Думаю, что не много. Более того, Беларусь не участвует во многих организациях, в которых могла бы участвовать. Скажем, во Всемирной торговой организация (ВТО), в Совете Европы. Сегодня небольшие страны сильно интегрированы в различные международные структуры и организации.

В Совет Европы Беларусь вступать не хочет, с ВТО пока идут тяжелые переговоры, и непонятно, когда они закончатся. Но вот подписали с Европейским союзом соглашение об упрощении визового режима, так что какой-то прогресс есть. На порядке дня стоит и вступление в ВТО, но переговоры идут аж с 1993 года. Это мировой рекорд: ни одна страна так долго не вступала в эту организацию.