Фото с сайта zautra.by

Удастся ли новоназначенному министру экономики Александру Червякову выполнить поставленные задачи?

Перед Минэкономики поставлено несколько ключевых задач: работа с кадрами, повышение качества работы госсектора и борьба с внешними шоками.

По словам доктора экономических наук профессора Бориса Желибы, что касается внешних шоков, то основной начался с первых дней года, когда Россия прекратила поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы.

– Нет контрактов, но правительство и «Белнефтехим» думали, что по инерции поставки нефти продолжатся, либо как-то договорятся, как договорились по газу на два месяца – опять же по инерции.

Второй шок, более обширный – это глубокая интеграция с Россией и как ей противостоять, чтобы сохранить государственный суверенитет, а здесь экономическая линия основная. То, что нам отказали в поставках нефти и не могут договориться о цене на энергоресурсы – это желание России поставить белорусскую экономику на колени, а по нефти – оставить Беларусь без моторного топлива, потому что ни на какие уступки Россия не идет.

Нам нужно срочно искать альтернативные источники, а как это сделать быстро – большой вопрос. Это тоже ложится на плечи правительства, в том числе и на министерство экономики. Вот это более глобальный шок. Нам этот год будет трудно без российской финансовой поддержки, и надо будет искать совершенно нестандартные варианты в экономическом развитии.

Можно найти еще много проблем, к примеру, с экспортом (не выполняем запланированных объемов). Или стагнация, рост ВВП в один с небольшим процент – это статистическая погрешность, проблема, которую тоже надо преодолеть.

– Существуют ли какие-то альтернативы России?

– Эти альтернативы надо было искать уже давно. Наверное, в глубине души и сам президент это уже понимает. В конце концов, есть известная формула: только треть, а не половину, как сейчас, нашего экспорта – а мы экспортоориентированная страна – отдавать на Россию. А еще треть отдавать на Евросоюз, на Европу (сегодня туда идет чуть больше 20% нашего экспорта), и еще треть – на страны дальней дуги. Формула известная и правильная, а вот перейти на нее никак не получается из-за отсутствия реформ.

– Еще одной задачей, поставленной перед новым министром, является повышение качества работы госсектора. Может ли государственный сектор в принципе быть эффективным?

– В принципе, может. Госсектор есть и в развитых странах, в развитых экономиках, где он работает достаточно эффективно и успешно конкурирует с частным сектором. Наши кредиторы, в частности, МВФ уже не настаивают на приватизации крупных предприятий, которая у нас застопорилась, а говорят просто о перестройке корпоративного управления.

То есть, речь идет о набивших оскомину реформах корпоративного управления госпредприятиями. О том, чего мы не хотим делать. Мы не идем пошагово по той дорожной карте, которую разработал Всемирный банк. Поэтому никак не можем получить дешевый кредит МВФ, который нам сегодня особенно нужен.

– Готово ли белорусское руководство в ситуации, которая уже сложилась, пойти на такие реформы? 

– Нет, в том числе и потому, что оно не хочет рисковать в канун президентских выборов.

– Чего может стоить Беларуси оттягивание реформ?

– Мы уже стали на грань потери государственного и политического суверенитета. Можем незаметно эту грань переступить и потерять государство Беларусь на карте Земного шара.