КПП при въезде на бывшую базу белорусского СОБРа

Корреспондент DW после интервью с Юрием Гаравским, рассказавшем об убийствах в Беларуси, съездил туда, где, по словам Гаравского, 20 лет назад убили и закопали оппонентов Лукашенко.

Городской поселок Бегомль находится в ста километрах от Минска. В его окрестностях расположилась бывшая база белорусского СОБРа, на которую указал Юрий Гаравский в интервью DW. По его словам, именно туда привезли, убили и закопали экс-главу Центризбиркома Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского.

Чтобы добраться до этого места, мы вызываем такси. Водитель, услышав название населенного пункта, сразу усмехается: «Никак на базу СОБРа собрались?». О расследовании DW он наслышан. Но тут же проявляет беспокойство и осторожно расспрашивает, не было ли у нас как у журналистов раньше проблем в Беларуси. Отвечаем, что не было, работаем официально, на руках аккредитация, подписанная в белорусском МИДе. После этого он заметно успокаивается и начинает рассказывать про места, которые мы проезжаем. Места эти, по его словам, грибные, но одновременно и глухие, недаром во Вторую мировую на этой территории успешно действовали партизаны. В том, что это порой глухие места, мы вскоре убедились и сами.

Бывшая база СОБРа

Бывшая база СОБРа — в пяти минутах езды от Бегомля. С федеральной трассы сквозь лес к ней ведет неприметная грунтовка без указательных знаков. Примерно через пару километров она упирается в КПП. Здесь двухметровый забор, знак ограничения скорости и небольшая сторожка. Над трубой вьется еле заметный дымок.

Что нашла "Немецкая волна" на базе СОБРа после признаний Гаравского
Если верить Гаравскому, за этими воротами, через 100-200 метров похоронили Виктора Гончара и Анатолия Красовского

После стука в дверь нехотя приоткрывается окошко. Сначала в нем раздается лай собаки, а после хриплый голос интересуется, что нам нужно. Представляюсь и объясняю, почему мы приехали. Но сторож, похоже, и сам догадался: журналисты пожаловали на следующий день после выхода в эфир расследования DW.

Тимофей, так зовут сторожа, от общения отказывается. «Приезжали уже, на трех машинах, — рассказывает он про журналистов, — обещали про меня не упоминать, но в итоге и упомянули, и фотографии опубликовали, теперь я — звезда интернета, а мне оно надо?» Пускать внутрь он категорически отказывается, после чего окошко закрывается, и мы сами направляемся вдоль забора к тем местам, что показывал на фотографиях Юрий Гаравский, попутно сверяясь с картами google.

После СОБРа, по некоторой информации, здесь, за этим забором располагалась часть МЧС. Сегодня территория принадлежит частному бизнесмену, который зарабатывает тем, что изготавливает ульи. Тропинку вдоль забора периодически преграждают ветки, пробираться не так просто, поневоле вспоминается рассказ таксиста про партизан. Через некоторое время выходим на открытое пространство, где можно обнаружить давно забытые следы жизнедеятельности.

Как выглядит место, на которое указал Гаравский

Юрий Гаравский рассказывал, что где-то здесь остановили джип бизнесмена Красовского, следом его и Виктора Гончара достали из машины. Убили их, по его словам, около полосы препятствий. Здесь действительно до сих пор остались полусгнившие бревна, сложенные так, что конструкция напоминает давно забытый блиндаж. Рядом остатки шлагбаума. Еще чуть дальше — бетонный ров очистных сооружений — конструкция, которую не ожидаешь встретить в лесу. С другой стороны — второй въезд на бывшую базу, на проржавевших воротах замок. Если верить показаниям Гаравского, обоих закопали в яме, точка на карте показывает, что это место — на частной территории, за воротами.

Что нашла "Немецкая волна" на базе СОБРа после признаний Гаравского
Овраг со старыми покрышками

После небольшой прогулки мы обнаружили и совсем свежие ямки — как будто кто-то что-то искал, возможно, с металлодетектером. На обратном пути натыкаемся на небольшой овраг, на одной стороне которого свалены старые покрышки. Здесь тоже пара свежих ямок.

Перед нашим отъездом окошко сторожки еще раз открывается. «Несколько дней назад сюда приезжали эти, как их, БНФ, три человека (оппозиционная партия «Белорусский народный фронт». — Ред.), — сторож Тимофей решает напоследок еще перекинуться с нами парой слов, — приехали в два часа ночи, залезли на территорию, тоже искали. Так их накрыл спецназ. Я и сам бы с удовольствием им врезал. Сейчас они сидят в «американке» (следственный изолятор КГБ в Минске. — Ред.)». Эта история похожа на заранее приготовленную «страшилку», ни один из наших собеседников, в том числе среди оппозиционных политиков, в разговорах ее подлинность не подтвердил.

Детали, на которые указал Гаравский

С бывшим главой Объединенной гражданской партии Анатолием Лебедько мы встречаемся в одном из минских кафе. Пропавший Виктор Гончар состоял в той же партии. Лебедько рассказывает, как признания бывшего бойца СОБРа Юрия Гаравского восприняли в Беларуси.

Многие увидели в расследовании «руку Москвы». Белорусы уже несколько недель выходят на митинги против интеграции с Россией, показания предполагаемого соучастника преступления заставили предположить, что Кремль таким образом решил надавить на неуступчивого Александра Лукашенко и заодно сменить новостную повестку. Объяснять, что российские власти не могут повлиять на информационную политику немецкого телеканала мне кажется странным, поэтому рассказываю, что коллеги начали заниматься расследованием еще несколько месяцев назад, когда к теме возможной интеграции не было столь пристального внимания.

Что нашла "Немецкая волна" на базе СОБРа после признаний Гаравского
Анатолий Лебедько

Сам Анатолий Лебедько склонен верить тому, о чем рассказал Гаравский. Тот упомянул в интервью, что у Виктора Гончара не было двух пальцев на ноге. Лебедько уверен, бывший боец не мог об этом узнать случайно: «Даже не все родственники (знают), ну, близкие — точно знают, несколько человек из окружения друзей об этом знают, ну и все. Поэтому для меня этот факт, конечно, существенно увеличивает доверие к тому, что было озвучено».

По мнению Лебедько, признания непосредственного участника похищения оппозиционных политиков важны для белорусского общества. Однако он не верит, что следствие внимательно их изучит, поскольку за прошедшие 20 лет преступления так и не расследовали. Он вспоминает, что непосредственного исполнителя убийства, если верить Гаравскому, экс-командира СОБРа Дмитрия Павличенко отправляли под арест, но потом почему-то отпустили. Политик считает, это сделали «по звонку», так как официальных документов об освобождении не было.

Что сказал DW Павличенко

С первого раза дозвониться до Дмитрия Павличенко не удалось. В Беларуси у бывшего командира СОБРа чуть ли не демоническая репутация. Именно он, по словам Гаравского, возглавлял «эскадрон смерти». Про «эскадрон смерти» ходило много слухов, например, что начинал он с устранения криминальных авторитетов, а после принялся за политических противников Александра Лукашенко. В интервью Гаравский утверждает, что именно Павличенко нажимал на курок. Сейчас Павличенко руководит Ассоциацией ветеранов спецназа МВД.

Экс-глава СОБРа перезвонил сам, где-то через полчаса. Кажется, он не ожидал разговора с корреспондентом DW, его речь по телефону можно охарактеризовать как сбивчивую и торопливую. Он подтвердил, что знаком с Юрием Гаравским, и даже помогал ему, «как и многим другим ветеранам и инвалидам». Я предложил встретиться и записать интервью, он тут же отказался: «Мне нужно время, чтобы во всем этом разобраться, я разберусь, а потом дам интервью, кому надо, любому средству массовой информации». После пары уточняющих вопросов Павличенко положил трубку.

После мы еще коротко смогли пообщаться с помощью смс-сообщений. В переписке бывший командир СОБРа сообщил, что Гаравский 20 лет назад «позорил ряды МВД, совершив ряд уголовных дел, связанных с вымогательством денег у гражданских лиц». И в ответ на очередную просьбу об интервью написал, что ни у него, ни у тех, кто раньше видел Гаравского, нет уверенности в том, что интервью дал именно он. Через несколько дней на сайте ассоциации, которую он возглавляет, появилось заявление. В нем Павличенко назвал интервью бывшего бойца СОБРа «лживым и скандальным», и заверил, что правым окажется тот, за кем будет последнее слово.

Президент Александр Лукашенко отреагировал на публикацию лишь спустя несколько дней. В интервью главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову он назвал эту историю «провокацией и вбросом». Призвал Следственный комитет в ней разобраться и подчеркнул, что сам он не давал приказ кого-либо убивать.