Фото с сайта ej.by

Недавно Нацбанк провел IX Международную нумизматическую конференцию. В развитие темы мы решили встретиться с директором совсем молодого столичного музея денег «Groshi» Андреем Мисько, чтобы поговорить о белорусском нумизматическом рынке.

— Можно ли говорить о том, что в Беларуси есть нумизматический рынок?

— Нумизматический рынок Беларуси очень закрытый, хотя это нельзя отнести только к Беларуси, коллекционирование монет в любой стране — это хобби небольшого количества людей. Нумизматика в широком смысле этого слова — коллекционирование монет. При этом все монеты мы можем разделить на циркуляционные (находящиеся или ранее находившиеся в обращении), памятные монеты (как правило не находятся в обращении, при этом могут являться законным платежным средством на территории государства-эмитента, выпускаются ограниченными тиражами) и инвестиционные монеты — выполнены из драгметаллов, тиражи достаточно большие, стоимость варьируется, исходя от цен на металлы.

— Сложно ли войти на этот рынок?

— У новичков, входящих в этот рынок, есть определенные иллюзии, что, покупая те или иные монеты, они обязательно останутся в плюсе, что все монеты растут в цене постоянно, но эти иллюзии достаточно быстро рассеиваются. Для того чтобы не только собрать коллекцию, но и приумножить ее стоимость, сначала нужно набить много шишек, а уж после, став профессионалом, можно задуматься об инвестиционной составляющей своего коллекционирования. Но, прежде чем развить эту тему, давайте определимся: говорить мы будем не о монетах, представляющих интерес для ученых-нумизматов (мы не будем касаться Великого княжества литовского, Речи Посполитой, СССР), а о циркуляционных монетах, находящихся в обращении. Именно последние представляют интерес для обывателя, именно о них мы будем говорить.

Если коснуться памятных монет — это тоже нумизматика. Правда, сами нумизматы чаще называют ее медальерным искусством. То есть это не чистая нумизматика. И несмотря на то, что Нацбанк начал выпуск памятных монет еще в 1996 году, полноценного нумизматического рынка в Беларуси не сложилось. У нас — рынок медальонов. Наши монеты-медальоны никогда не находились в обращении, несмотря на то, что по закону они являются законным платежным средством на территории страны. И в обращении они в будущем никогда не будут, так как их реальная стоимость превышает номинальную порой в разы. Добавлю: до 2016 года в Беларуси не существовало своих циркуляционных монет, поэтому рынок белорусской нумизматики представлял собой рынок памятных монет.

— Почему НБ пошел на это, если со всех сторон Беларусь окружена странами, где циркуляционные монеты чрезвычайно развиты?

— Бывает так, что памятные монеты, выполненные не из драгоценных металлов, одновременно являются и циркуляционными. В России это 10 рублевые монеты, в Европе монеты номиналом 2 евро. И в России, и в Европе данные циркуляционные монеты доступны широкому кругу собирателей. То есть большинство людей приобщается к этому увлечению совершенно случайно: однажды в руки попадает одна-две монеты из какой-то серии, и ты начинаешь ее добирать. Я и сам в свое время приобщился к нумизматике именно с этого, когда в советские годы в обычном магазине можно было получить на сдачу памятные рубли с изображением Ленина, олимпийские рубли или же какие-то еще памятные монеты советского периода.

Почему хорошо, когда «нумизматическая» монета находится в обращении? В первую очередь тем, что в этот рынок вовлекается огромное количество участников. Чем больше участников, тем более он развит и материально емок. А во-вторых, это вопросы идеологии, патриотизма, истории своей страны и т.д. Жаль, что всего этого у нас в стране не существует в принципе: до 2016 года собственных циркуляционных монет не было.

— В этом году НБ предпринял попытку ввести в обращении памятные биметаллические двухрублевики как раз с целью вовлечения в нумизматику «широких слоев населения». Но из разговоров, вовлеченных в рынок людей, стало ясно, что из отчеканенных монет тиражом 25 тыс. единиц реализовано через кассу (всего за полтора дня) было не более 2,5-3 тыс. комплектов. Куда подевались остальные?

— Да, это действительно так. Стояла огромная очередь. При этом профессиональных нумизматов в очереди было исключительно мало. Где остальные наборы — мне сложно сказать. Если бы они по факту попали в обращение (как в России) и кому-то досталась в магазине монета с Софийским собором, это было бы нормально. И даже идеально. В нашем же случае ситуация не такова. Изначально НБ не запустил в обращение монеты, которые, видимо, должны были поступить в обращение, и начал шесть двухрублевиков (в сумме 12 рублей) продавать за 26 рублей, то есть более чем в два раза дороже. А дальше — больше: эти монеты можно было приобрести только на аукционах: 12 рублей продавались минимум за 80 рублей. Сложно понять, почему изначально хорошая задумка о выпуске своих биметаллических монет не была реализована должным образом; вместо того, чтобы попасть в широкие массы, монеты изначально продавались дороже. Сложно представить человека, который будет рассчитываться по номиналу монетами, который покупал их в два с лишним раза дороже.

А дальше все было просто; ввиду того, что спрос значительно превышал предложение, монет не оказалось даже у многих нумизматов. И где они осели, никому не известно.

— А правлению НБ? Банк мог не забрать весь тираж отчеканенных монет с монетного двора, предоставив монетному двору право самому их продать?

— Мог. Такая практика для небольших стран, у которых собственных монетных дворов нет, достаточно популярна. Но тогда не надо было говорить об обращении и широких массах. Вывод здесь довольно простой: в обращении циркуляционных монет в Беларуси до сих пор нет. Попытка выпустить циркуляры «Памятники архитектуры» провалилась (они выпущены, но объявленная цель не достигнута). Монеты не только не попали в оборот, но даже не попали в руки многих нумизматов.

— Качество белорусских «медальонов» — достойное?

— Очень. Белорусские памятные монеты имеют хорошее художественное решение, нередко берут призовые места на международных нумизматических конкурсах. Коллеги из российского Исторического музея, которые недавно посещали наш музей, говорили о том, что производство на разных монетных дворах — это хорошо, так как качество чеканки монет — различно. Белорусские монеты изготавливали на монетных дворах Казахстана, Литвы, Польши, России, Швейцарии, Великобритании и т.д. География достаточно широка.

— Можно на этом рынке зарабатывать?

— Безусловно. Но мало кому. Нумизматический рынок Беларуси проходил несколько стадий. Включая стадию стагнаций. К примеру, в 2011-2016 годы. Экономическая ситуация в стране была не очень хорошая, доходы у людей падали, в том числе и у коллекционеров, которым приходилось в тот момент больше продавать монеты, нежели их покупать.

При этом, что важно, на падающем рынке Нацбанк наращивал выпуск монет. И ассортимент, и тиражи; по 3, 5, 7, 10 тыс. шт. Такое количество для Беларуси великовато. Когда в течение продолжительного периода спрос постоянно падает, а предложение постоянно растет, у коллекционеров просто отбивается охота заниматься любимым делом. Неинтересно.

С 2016 года рынок начал понемногу выздоравливать. НБ начал снижать тиражи. Сегодня тираж в 2 тыс. считается достаточно большим. Для серебряных монет появились тиражи в 1 тыс., 750, 500 ед. И интерес вновь возрождается.

— А если кто-то искусственно выметет весь тираж?

— Так часто думает тот, кто входит на этот рынок впервые: «Приобрету монеты, придержу их, а потом, когда она вырастет в цене, — продам». Но такого не происходит. Потому что монеты могут не только расти в цене, но и оставаться на одном уровне, и падать. Цена зависит от множества факторов. Действительно, отдельные инвесторы, пытаются манипулировать рынком (к примеру, выкупить из тиража в 1000 шт. значительную часть). Но подводных камней здесь достаточно. Ну, купил я 100 монет. И что дальше? Как только я продам одну-две-три-пять, цена все равно неизбежно начнет падать. Потому что нельзя продать такой объем монет и не опустить цену самому себе. На этом, кстати, чаще всего новички и горят. Покупают десятки и более монет — и зависают с ними на всю жизнь. Их дети и внуки будут продолжать дело отца.

Вообще, в Беларуси уже были факты, когда монеты исчезали, а через несколько лет вдруг появлялись в большом количестве. И вероятнее всего это происходило из одного источника.

Кроме того, в стране иногда возникает путаница с монетами. К примеру, в отношении «инвестиционных» монет. Многие думают, что такие монеты — это инвестиции, они верят в инвестиционную составляющую монет, покупают их на аукционах и ждут, пока та подрастет в цене, чтобы продать. Но это не так.

Инвестиционные монеты отличаются от обычных тем, что выпускаются огромными тиражами и торгуются всегда близко к цене металла, из которого сделаны. Металл растет в цене — цена на монету растет. И наоборот. Памятная монета — это всегда маленький тираж и ее стоимость зависит от спроса и предложения на рынке. В России, к примеру, из инвестиционных монет можно назвать «Георгий Победоносец», во времена СССР была монета «Сеятель», в Китайской народной республике — «Золотая панда». А в Беларуси — золотая «Славянка». Все остальное у нас — памятные монеты.

Добавлю, у нас в стране много монет с «сувенирным» оттенком, нежели с «нумизматическим». К примеру, «Евразэс» — чисто нумизматическая монета. Но когда вы идете к кому-нибудь на день рождения, вы вряд ли купите в качестве подарка эту монету. Скорей, знак зодиака, у которого было несколько выпусков: три серебряных, два медно-никелевых и один золотой. То есть 6 серий по 12 монет; всего 72 монеты. Очень интересная коллекция.

— Возвращаясь к политике реализации Нацбанком монет. На нумизматической конференции он продавал монеты «100 лет дипломатической службе Беларуси» и «5 лет Евразэс», выпущенных тиражом в 750 шт. Но продал, насколько известно, только 25 единиц. А остальные можно купить только через аукционы…

— Политика реализации монет Нацбанком, видимо, единственное, что сегодня вызывает у участников рынка непонимание. Оставлять часть тиражей на монетных дворах — нормально. Но для чего это делается, если спрос есть внутри страны? Некоторые золотые монеты в принципе не попадают в продажу. Заявляются тираж, цена, но купить можно только на аукционах. Разумеется, не по заявленной цене. И возникает вопрос: откуда монета у тех, кто ею торгует на аукционах? «Фристайл (350 шт.), «Лахти» (тир. 350), «100 лет милиции»… Через кассу они не продавались, но на аукционах при заявленной цене в 800 рублей (золотые), они продаются по 8-10 тыс.

Это специфика экономики белорусского нумизматического рынка. Он формируется как-то непонятно. Кто-то на этом видимо действительно зарабатывает.

Вернемся к народным двухрублевикам. Пусть нумизматам останутся 5 тыс. в улучшенном качестве («пруф»), но где остальные 20 тысяч, те, что должны быть в карманах людей, в обороте?

Когда этим летом я отдыхал с семьей в Европе, за две недели с детьми мы насобирали около 100 разных монет номиналом 2 евро. Все из оборота. У нас, к сожалению, это невозможно. Памятники архитектуры не встретить в обращении. По крайней мере, пока.

При том, что настоящий коллекционер — это не тот, кто зарабатывает. Он больше тратит, собирая коллекции.

— Музей «Деньги» приносит доход?

— О доходе пока говорить не приходится, но я надеюсь, он будет. Для меня нумизматика, скорей, коллекционирование, эстетическое удовольствие, нежели зарабатывание денег. Рассчитываю, что в будущем, музей начнет приносить доход.

У многих участников рынка нет собственных коллекций, но при этом в монетах они разбираются получше многих нумизматов.

— Много коллекционеров монет в стране?

— Золотые памятные монеты могут себе позволить себе собирать 50-100 человек. Серебряные — 300-500 человек. Медно-никелевые, цена на которые много меньше, — 1,5-2 тыс. И думаю, что озвученные цифры — слишком оптимистичны.

— Что бы вы рекомендовали начинающим белорусским нумизматам?

— Только одно: коллекционируйте, но не забывайте, что надеяться «заработать» здесь можно лишь после того, как изучите все сложности и тонкости рынка.

— Что ожидает наш нумизматический рынок?

— То же, что и рынок остального мира. Меняются поколения, нынешняя молодежь не воспринимает памятные монеты как ценность. Для них ценность — ноутбук, смартфон… Впрочем, у молодежи вообще падает интерес к материальным ресурсам. Поколение не собирательное. Когда-то была популярна филателия, но сегодня она практически умерла. Нумизматический рынок живет только благодаря своей емкости. Десятки миллионов людей по всему митру вовлечены в процесс, и вовлечены благодаря доступности монет в обращении. А мы потихоньку падаем.

Сегодняшний коллекционер — это в большинстве своем мужчина после 40-45. Как только уровень тестостерона начинает снижаться, он начинает увлекаться монетами. Нумизматов среди женщин мало. А у молодежи нет ресурсов. И деньги карманные на «туфту» они не тратят. Нумизматика -увлечение недешевое.

Добавлю: всю нашу независимость (до 2016 года), то есть 27 лет, мы не имели монет в обороте. У нас не сформировалась культура «имения» монет. Как в России, где монеты были всегда. А у нас целое поколение выросло, никогда не пользовавшееся монетами.

— Сколько белорусских монет может находиться в постоянном доступе?

— Цифры назову аукционные: золотых монет постоянно висит в продаже 90-150 единиц, серебряных — около 2 тыс., медно-никелевых — около 700. Совокупно около 3 тыс. белорусских монет всегда в продаже. Причем все в постоянном движении. Падает цена на золото — в продаже будет 150 золотых монет, цена на золото будет расти — монет на рынке станет меньше. С точки зрения экономики — неправильное поведение. Входить на рынок следует на падающей цене, а выходить на растущей. А с новичками нумизматического рынка все происходит наоборот.