Светлана Калинкина

Белорусские СМИ со ссылкой на бывшего начальника Генштаба Олега Белоконева написали, что «Беларусь готова к совместным учениям с НАТО, идут даже переговоры о возможных форматах». Странно. Я только день назад вернулась из штаб-квартиры НАТО, и там ни о каких таких переговорах не знают. Правда, признают, что Беларусь после крымских событий выказывает гораздо большую заинтересованность в сотрудничестве с НАТО. Отметили, что в октябре этого года случился своего рода политический прорыв в отношениях Беларуси и Североатлантического Альянса – нашу страну посетил заместитель госсекретаря этой организации по новым вызовам безопасности Антонио Миссироли. И это первый визит высокопоставленного чиновника Альянса в Минск после 1992 года, когда в Беларусь приезжал Генсек НАТО.

В Брюсселе ценят то, что Беларусь хотя и является военно-политическим союзником России, но проявляет гораздо большую открытость: вот, например, пригласила наблюдателей НАТО на свою часть совместных с Россией учений «Запад-2017». Этим наблюдателям, правда, показали не больше, чем журналистам. Но важен сам жест. А Россия и этого не сделала. Более того, Россия под разными предлогами не приглашала наблюдателей НАТО на свои военные учения НИ РАЗУ!!!

В штаб-квартире НАТО рассказывают, что с Беларусью ведется сотрудничество по научным программам, по контролю над вооружениями и разоружением, ликвидации стихийных бедствий. Но чтобы дело дошло до проведения совместных военных учений?! Все собеседники поднимали бровь, делали многозначительную паузу и разводили руками. Это вряд ли!

Объясняю их логику.

С одной стороны, Беларусь участвует в НАТОвской программе «Партнерство ради мира» с 1995 года. И в рамках Индивидуальной программы партнерства и сотрудничества вроде бы готовит миротворческий контингент. Но очень и очень скромный.

Так, от Вооруженных Сил Республики Беларусь для возможного участия в совместных мероприятиях в нынешнем году выделены: миротворческая рота, военно транспортный самолет Ил-76МД, офицеры Вооруженных Сил (в составе до 15 человек) для работы в многонациональных штабах, группа медиков до семи человек (хирурги, травматолог и рентгенолог), полевой госпиталь для медицинского обеспечения национальных развернутых подразделений, многофункциональный взвод радиохимической и биологической защиты, группа специалистов по военно-гражданскому взаимодействию (до 10 человек). По крайней мере именно такие сведения содержатся на сайте Министерства обороны Беларуси.

С личным составом миротворческой роты 103-й отдельной гвардейской воздушно десантной бригады специалисты НАТО проводят сборы. Белорусских военнослужащих на специализированных курсах учат английскому языку, основам миротворческой деятельности, дают иные специфические знания. Но участие в миротворческой миссии или даже в учениях – это не сольное выступление. Важно быть способными действовать на одном уровне с силами НАТО, важно быть совместимыми с другими партнерами. И вот тут у Беларуси затык.

Между НАТО и Беларусью есть важный неподписанный документ – Договор об обмене информацией. И это не про обмен пресс-релизами, как можно подумать.

Договор об обмене информацией – это про коды, доступы, шифры, про все то, что позволяет военным получать специфическую информацию и обеспечивать оперативную совместимость. С Беларусью соответствующий договор не подписали. И не потому, что у нас что-то не так с криптографией, серверами или информационными сейфами. Президентские выборы 2006 года, а потом 2010 года, закончившиеся брутально, отрезвили европейский взгляд на Минск. Впервые после сталинских времен в европейской стране заработал конвейер массовых политических репрессий, появились массовые уголовные дела. И это стало для Европы шоком. Решение о неподписании договора – это было политическое решение стран, входящих в НАТО. И оно, несмотря на нынешнюю оттепель, до сих пор не отменено. Хотя Беларусь, если говорить дипломатическим языком, давно «проявляет заинтересованность»…

А если нет оперативной совместимости, то какие могут быть совместные учения? Это кажется невозможным. По крайней мере пока.

Таким образом, получается, что заявление бывшего начальника Генштаба, а ныне депутата Олега Белоконева – это скорее информационный фон в торге с Россией, который, как мы все понимаем, сейчас находится в самой активной фазе. И не более.

Но, кстати, о России. В Москве крайне нервно реагируют на любые телодвижения Беларуси в сторону НАТО, хотя о вступлении в Альянс нашей страны речи не шло и не идет. В то же время между Российской Федерацией и Североатлантическим Альянсом взаимодействие еще недавно было на таком уровне, о котором Беларусь, рисуя в голове образ врага, даже не заикалась. Правда, после украинских событий сотрудничество России и НАТО было полностью приостановлено. Более того, на недавней встрече лидеров стран НАТО в Лондоне агрессивные действия России в регионе прямо названы угрозой безопасности.

Примеряет ли Беларусь эту угрозу на себя? Вопрос спорный, конечно. Но я расценивала бы активизацию диалога Беларусь–НАТО как доказательство того, что белорусское руководство прекрасно понимает, что попало в ловушку собственной политики, когда главный союзник оказался главной потенциальной угрозой.

И тем не менее официальные лица неизменно подчеркивают, что наша страна – стратегический союзник России. Но тогда получается, что про внешнеполитический прорыв на Запад нам нужно забыть. Потому что мы остаемся на темной стороне, на стороне угроз.

***

Газета “Народная Воля” № 98 (4453)