Фото пресс-службы правительства России

Глава Беларуси посчитал нужным помимо переговоров с Владимиром Путиным отдельно встретиться с премьер-министром России. Но для чего: чтобы надавить или чтобы помириться?

После не слишком удачных переговоров с Владимиром Путиным в Сочи Александр Лукашенко рассказал во вторник, что спустился на уровень российского премьера и договорился с ним о встрече.

Как не преминула отметить пресс-служба Дмитрия Медведева, телефонный разговор состоялся по инициативе белорусской стороны.

Лукашенко достаточно путанно очертил цели и возможное время личной встречи с российским премьером:

– Мы сейчас разговаривали с премьер-министром России. И договорились, что кроме всего прочего где-то в предновогодние дни (не знаю, как у нас получится здесь, внутри страны, в связи с моим графиком, и у них же свой график, тоже торжества эти) мы где-то встретимся. И не только с президентом России, но сможем сверить часы и с премьер-министром. Есть вопросы, которые касаются наших правительств. И я хотел бы на определенные темы, чтобы этот разговор с Дмитрием Анатольевичем состоялся.

Почему глава Беларуси решил взять инициативу в свои руки и отодвинуть в сторону премьера Сергея Румаса, который отвечал за переговоры с Медведевым до этого момента?

Самая очевидная версия заключается в том, что Путин на встрече с ним ссылался на мнение правительства и Лукашенко надеется, что в его силах уговорить Медведева пойти на уступки по проблемным вопросам интеграции двух стран. Или хотя бы понять аргументацию своих оппонентов, чтобы затем как-то надавить на российского коллегу.

Но, видимо, стоит держать в голове и те заявления, которые Медведев позволял себе в отношении белорусского руководства весь последний год. В декабре 2018-го именно он озвучил так называемый «ультиматум», предложив Беларуси для получения дальнейших субсидий пойти по пути тесной интеграции в рамках Союзного государства.

В ноябре Медведев покритиковал Лукашенко за слова о «чужих войнах» на территории Беларуси, чем вызвал гнев отечественной пропаганды.

Отреагировал он и на недавнее заявление главы Беларуси о том, что на Путина оказывается жесточайшее антибелорусское давление «притом уже из близкого окружения».

Принимая на следующий день Румаса, Медведев отметил:

– Я сегодня прочитал, что у нас есть антибелорусские элементы, которые так или иначе влияют на государственную политику. Хочу вам прямо сказать, завтра скажем об этом президенту Республики Беларусь Александру Григорьевичу Лукашенко: у нас антибелорусских элементов нет. Может, разное рассказывают, но на самом деле это не так.

Нельзя исключать, что обвинение главы Беларуси российский премьер принял на свой счет. И теперь Лукашенко нужно постараться помирится с Медведевым, чтобы не вызывать своими предложениями по интеграции раздражения в российском правительстве.