Марии Липницкой было всего 26, когда она, умница, активная путешественница, поклонница конных прогулок и песен под гитару, решила уйти в монастырь.
«Мама вначале говорила, что приедет с милицией и меня заберет», – улыбается монахиня.

За 27 лет служения она ни разу не пожалела о своем выборе. И даже когда из Слонимского монастыря переехала в маленькую деревню под Жировичами, не отчаялась, нашла в себе силы и буквально с нуля начала новую жизнь. «Был шок. Я приехала одна. Ни храма, ничего. Даже число помню – 29 сентября», – встречает меня матушка Мария. «Но Слонимский владыка тогда мне сказал: у монахов не бывает слова «нет». Так в 39 лет она стала устроительницей женского скита преподобного Амвросия Оптинского.

С Русаково сейчас хоть картину пиши: красивые клумбы, лавочки, порядок и чистота. А 14 лет назад это была умирающая деревня. Всё изменилось после приезда монахинь. Живут они рядом с небольшим храмом в обычных хатах за высокой зеленой изгородью. Сразу даже и не скажешь, что это монашеский скит.

– Да у нас всего-то десять сестер, – красивый голос, теплый взгляд: разговор с матушкой Марией получается сразу легким и приятным. – Хотя благословили скит на 12 человек. Но мы пока не торопимся кого-то брать. Хочется найти единомышленника.

– То есть в монастырь стоит очередь?

– Девочек много. Мы их даже в черненькое одели, пусть послушаются. Никого не прогоняем, никому не отказываем, но сестрами делать не спешим. А вот и наш храм. Удачное место, да? На горочке… Сначала это была школа, потом магазин… Когда мы сюда приехали, здание просто погибало.

– А дом, в котором живете вы? Сейчас от него глаз не отвести!

– Ой, стройка века! Не было ни удобств, ни мебели, в полу щели. А после досадного пожара я даже без крыши ночевала! Смеялась тогда, что живу, как на корабле: только кошка и я. Но ничего, знакомый геодезист из Минска помог нам сделать отопление, а добрые люди подарили старенький котел.

Теперь дом у матушки ухоженный, нарядный. Во дворе пушистые туи, асфальтированные дорожки, а у входа в трапезную есть даже импровизированный приют для котиков! На другой стороне улицы живут остальные монахини. На их кельи собирали всем миром: первый дом купили за 600 долларов, второй обошелся чуть дороже. Матушка Мария смеется:

– Когда мы сделали ремонт, хозяйка очень бедовала, что продешевила и всего за тысячу нам продала свою хату.

– А местные люди к вам отнеслись доброжелательно?

– Да тут всего пару бабушек. Что вы, они очень рады нам. Говорят: хоть жизнь какая-то появилась.

В маленьком Русаково и правда постоянно что-то происходит. Рабочие, паломники, монахини, напротив храма даже небольшой киоск – продаются монастырские чаи и мази. Вся рецептура, кстати, согласована с врачами, а у монахини, которая занимается сбором трав, есть биологическое образование…

Материал Алины Страшкевич читайте в газете «Народная Воля» за 10 декабря