Борис Желиба.

Программа реформ, которую Беларусь готовит вместе со Всемирным банком, находится в высокой степени готовности, но просить финансовой поддержки МВФ для ее реализации пока не планируется. Так заявил первый вице-премьер А.Турчин на полях Октябрьского экономического форума.

Отвечая на вопрос о судьбе проблемных государственных предприятий и их выживании в условиях сокращения бюджетной и иной поддержки, высокий чиновник сказал, что сейчас идет распределение их по категориям: работающие устойчиво; нуждающиеся в реструктуризации долгов; неспособные выжить без господдержки. Заметим, это все в точности, как предложили сделать в свое время МВФ и Всемирный банк, чтобы получить шансы на запрашиваемый у фонда кредит в 3–3,5 миллиарда долларов. Со слов первого вице-премьера выходит, что лед тронулся и правительство находится на верном пути к реформированию госсектора. По оценке А.Турчина, из первой сотни крупнейших открытых акционерных обществ (ОАО) с преобладанием доли государства все – заметьте, все! – предприятия способны работать в рыночных условиях. Эту первую сотню правительство, насколько мы понимаем, не обнародовало, но раз это крупнейшие ОАО, то можно узнать некоторые из них.

Однако с этим бодрым заявлением достаточно резко контрастируют выводы, к которым пришли исследователи НИИ Минэкономики. Госсектор Беларуси насчитывает свыше 14 тысяч организаций, в том числе 10 тысяч различных госучреждений, более 2 тысяч унитарных предприятий. На коммерческую часть госсектора выпадает три четверти промышленного производства, около трети экспорта товаров и услуг, тогда как в развитых странах доля госсектора составляет в среднем 15 процентов. При этом организации с госкапиталом присутствуют не только среди крупных предприятий, но и среди малых и средних. Около 70 процентов всех коммерческих организаций госсектора можно классифицировать как микро-, малые и средние, их вклад в валовую добавленную стоимость составляет менее одного процента. Производительность труда на госпредприятиях зачастую в разы ниже, чем у частников. Рентабельность госсектора из года в год снижается, каждая вторая организация является убыточной либо работает с рентабельностью менее 5 процентов, а каждая третья организация неплатежеспособна. Кроме неэффективного управления и отсутствия притока прямых иностранных инвестиций госпредприятия имеют множество обременений вплоть до присоединенных убыточных сельхозпредприятий.

Крупные и средние предприятия Беларуси наращивают обязательства перед кредиторами. Только за неполный 2019 год их долги выросли на несколько миллиардов рублей. Решающий вклад в эти миллиарды, как можно догадаться, делают госпредприятия. По состоянию на 1 сентября 2019 года суммарная задолженность – а это кредиторская задолженность и долги по кредитам банкам и займам – достигла 128,1 миллиарда рублей, что сопоставимо с ВВП страны. Больше всего долгов числилось за обрабатывающей промышленностью – 57,6 миллиарда рублей. Далеко не все акции госкомпаний переданы, как того предписывал МВФ, в управление Госимуществу, государство предпочитает по-прежнему оставлять эти функции министерствам, госкомитетам, а на местах – исполкомам.

Раз речь у первого вице-премьера идет о сотне крупных ОАО, то в их числе наверняка наши известные флагманы. Вот «финансовые портреты» некоторых известных ОАО…

Полный текст колонки профессора, доктора экономических наук Бориса Желибы читайте в газете «Народная Воля» за 5 ноября