Фото: @ukinbelarus

Новый посол Великобритании Жаклин Перкинс приступила к работе в Беларуси полтора месяца назад. В помещение в резиденции посла, где проходило наше интервью, вслед за госпожой Перкинс тут же влетели два чудных пса – diplodogs, дипломатические собаки Спарки и Кэссиди. Они, кажется, сопровождают свою хозяйку повсюду. Даже на своей первой официальной фотографии в Беларуси посол Жаклин Перкинс запечатлена вместе с ними. Конечно, и в нашей беседе четвероногим друзьям посла пришлось уделить немного внимания.

– Вы приехали к нам с Востока, где работали заместителем главы британской дипмиссии в Кувейте. Вы там тоже были с собачками?

– В Кувейт мы приехали с одной, которую купили в Великобритании для дочери – она много лет очень хотела собаку. В конце концов мы сдались и купили Спарки. А вторую, Кэссиди, – помесь ши-тцу и мальтийского шнауцера – нашли на улице в Эль-Кувейте.

– Дочь во время командировки в Кувейте жила с вами?

– Да, она вообще «дитя Востока», родилась в Египте, во время одной из предыдущих моих командировок.

– Вот судьба детей родителей-дипломатов!

– Но сын – он старше – лондонец. Ему сейчас 22 года, он учится в университете в Великобритании.

– А сколько месяцев длится обычно декретный отпуск у дипломатов?

– Сейчас он длится 52 недели, но оплачивается не весь период. А раньше было гораздо меньше, но я приплюсовала свои очередные отпуска, и у меня вышло пять
или шесть месяцев.

– А вы могли бы такую фотографию – дипломат с двумя собачками (она разошлась у нас по всем СМИ) – опубликовать в газетах на Востоке?

– Думаю, проблем бы там не было: во всех странах есть люди, которые любят животных, в том числе и в арабском мире. Хотя в Эль-Кувейте не так хорошо для собак, как здесь, в Минске. У вас кругом парки, много места для выгула животных. А в столице Кувейта свободного места почти нет, еще и очень жарко, это тяжело для собак. Хотя зимой, наверное, в Беларуси тоже будет нелегко. Но мне очень нравится Минск, его спокойствие, размеренность жизни.

– А у вас были животные, когда вы были маленькой?

– Волнистый попугайчик был первым моим питомцем. Он был говорящим, иногда кричал о себе: «Красивый Питер! Красивый Питер!». Потом появилась кошка… Наша семья жила в маленьком городе около моря в графстве Корнуолл (Cornwall). Это юго-запад Великобритании, там немного теплее, чем в Лондоне, и мои соотечественники любят отдыхать у нас на побережье. Вообще, это очень интересный район Великобритании, в средние века он имел собственный язык, который уже не сохранился, к сожалению. Сейчас, правда, некоторые пытаются его возродить, начинают его изучать… И даже мечтают о независимости графства Корнуолл.

– Как экзотично…

– Да, экзотично. Тем не менее существует местная крайне правая политическая
партия, которая продвигает эту идею. Но в парламент она на выборах не прошла, так как не получила поддержки у избирателей.

– Интересно, каких методов воспитания придерживались ваши родители?

Считается, что британцы очень строги к детям, не кутают, не балуют, но в то же время очень выдержанны и терпеливы.

– Думаю, это информация из телевизора, из сериалов. На деле все очень индивидуально. Например, я была единственным ребенком в семье, отец был на двадцать лет старше моей мамы, и я буквально купалась в родительской любви. У нас не было много денег, но я получила все, что должен был получить ребенок в плане воспитания и образования.

– Кем работали ваши родители?

– Мама работала чиновницей, на государство. Отец был водителем автобуса частной компании. Сам он из многодетной семьи, где росло 13 детей. Ему пришлось рано начать самостоятельную жизнь, буквально с 14 лет. Повзрослев, он стал сначала водителем такси в Плимуте, городе, где я родилась. Его автомобильная компания обслуживала члена парламента от города Плимута, когда она – это была женщина – приезжала в свой округ. Кстати, это была вообще первая женщина в парламенте Великобритании – леди Нэнси Астор, очень известная персона в нашей стране. Однажды леди Астор спросила у моего отца, тогда очень молодого человека, где бы он хотел работать в дальнейшем. Папа ответил, что мечтает стать водителем городского двухэтажного автобуса, что он уже несколько раз пытался устроиться, но его заявку не рассматривали. Депутат ответила: «Хорошо, попробуйте еще раз!». Он попробовал – и так исполнилась его мечта. Отец проработал в автобусной компании 40 лет. Именно эта стабильность стала основой для благополучия нашей семьи, дала мне возможность получить хорошее образование. Я благодарна леди Астор до сих пор.

– А папа дожил до того момента, когда вы стали дипломатом?

– Да-да, родители гордились моей карьерой, но вот мама, к сожалению, так и не узнала, что я стала послом Ее Величества.

– Чем вы увлекаетесь после работы, госпожа посол?

– Конечно, спортом, я люблю бадминтон. К сожалению, не нашла пока место для бадминтона здесь, в Минске. Естественно, люблю читать. А еще ходить с мужем в дальние-дальние прогулки вдоль моря в Корнуолле.

– Как вы стали дипломатом? Вообще, я читала, история – самая популярная наука в Великобритании. Что ж, для дипломатии исторические знания, конечно, базовые.

– Я любила изучать языки. В Кембриджском университете учила русский и немецкий. А в частном католическом университете Нотр-Дам (штат Индиана, США), где я училась в магистратуре, стала изучать международные отношения. Я всегда мечтала о профессии, которая была бы связана с иностранными языками. При этом я не хотела быть учителем или даже переводчиком, нет. Меня сразу привлекала карьера дипломата.

– То есть буквально с юности у вас была ясная цель?

– Верно. Тем более мне всегда нравилось жить в других странах, общаться с людьми других национальностей. И я стала дипломатом. Слава Богу!

– А вы не чувствовали противодействия со стороны мужчин, когда шли по карьерной лестнице?

– Никогда. Британский МИД всегда старался поддерживать женщин. Я думаю, что сейчас в МИД вообще половина чиновников – женщины. Но когда мы смотрим на высшие административные должности, то видим, что там в основном только мужчины. На самый верх женщинам все-таки трудно добраться: семья, дети…

– Может быть, мужчины не виноваты? Женщины сами останавливаются, чтобы не жертвовать материнством?

– Думаю, это правда.

– Вы уже немного освоились в Минске?

– Еще в процессе. Сегодня пойду в театр на «Пигмалион» Бернарда Шоу в Театре киноактера.

– Я бы вам посоветовала не обойти вниманием наш Большой театр. Там есть
такие талантливые постановки, что ваше сердце не останется равнодушным.

– О, конечно! Много лет назад я стажировалась в Ленинграде, и у меня была
возможность ходить в театр имени Кирова (Мариинский театр). Я еще в те годы полюбила балет и оперу.

– Кстати, ваше образование было платным?

– Нет. В Корнуолле я посещала государственную школу, потом поступила в Кембридж
– в те годы обучение в университете оплачивало правительство, а иногда выдавались стипендии на проживание – тем студентам, которые в этом нуждались. Сейчас правительство больше не оплачивает образование.

– И стажировка в Ленинграде тоже была бесплатная?

– Нам даже давали немного денег на карманные расходы. А жили мы в общежитии. Это был очень интересный опыт.

– Наверное, маленький шок?

– Нужно признать, что да. Но опыт, повторю, хороший. Я думаю, что мало людей в Великобритании сейчас знают, каким был Советский Союз. А это очень важная часть истории мира. Я рада, что у меня была возможность видеть СССР лично. С тех пор, к сожалению, в России не бывала.

– Вам приходилось подрабатывать в студенчестве?

– В Кембридже – нет, это было запрещено. А вот когда я училась в США, то подрабатывала в ресторане фаст-фуд, чтобы иметь немного карманных денег.

– Вы сами выбрали магистратуру за океаном?

– Да, я хотела учиться в Америке. Кстати, мой муж – американец. Но познакомилась с ним я в Германии, где после СССР тоже проходила стажировку. А он там служил, был солдатом.

– Трудно было поступить на службу в МИД?

– Я поступила со второй попытки. В первый раз меня тоже брали, но, выбирая между работой и учебой в США, я выбрала учебу, магистратуру, а потом попробовала второй раз. Как всегда, в МИД был немалый конкурс, это престижное место работы. Все кандидаты проходили тестирование (на логику, на мышление) – такой экзамен проводится для всех, кто хочет стать государственным чиновником в министерствах Великобритании. Тогда в МИД прошло двадцать человек, среди которых было только три женщины.

– Муж часто ездит в командировки вместе с вами?

– Он всегда был рядом, когда я работала на Востоке. Он поддерживает меня, и, чтобы не сидеть без дела, обычно находит работу в той стране, где в этот момент работаю я.

– Во сколько лет вы создали семью?

– Мы поженились, когда мне было 26 лет. Через шесть лет родился мой сын. А еще через два года меня послали работать в Египет – кстати, сын именно там начал ходить и в детский сад, и в школу.

– Где бы вы хотели побывать в Беларуси?

– Я хотела бы объездить всю Беларусь! Но пока была только в замке Несвижа и вокруг Несвижа, где на старых пастбищах нам показали сусликов. Оказывается, колонию этих маленьких грызунов специалисты обнаружили там совсем недавно. Как мне рассказали, этот редкий для Беларуси зверек находится теперь под защитой экологов. Суслики вот-вот уйдут на зимнюю спячку, но двоих мы все-таки смогли увидеть.

– А в Великобритании сусликов нет?

– Нет. Жаль, потому что это чудесные зверьки! Я увидела, как в Беларуси любят животных.

– Скажите, какие ситуации в Минске привели вас, например, в некоторое замешательство?

– Во-первых, по-хорошему удивила чистота вашего города. А во-вторых, дисциплина горожан: на пешеходных переходах люди терпеливо ждут, пока загорится зеленый свет! В Великобритании, если нет машин, люди переходят дорогу и на светофор не обращают внимания.

– Да, мы порой граждане очень послушные. А вы знаете, что прямо напротив вашего посольства есть кафе, которое называется «Моя английская бабушка»?

– Я первый раз слышу о кафе с таким названием! Но теперь, когда заскучаю по
английской кухне, знаю, куда мне пойти.

– Вы – новая хозяйка посольства, не хотите привезти в гостиную новые картины, немного изменить здесь интерьер?

– В официальной гостиной резиденции висят картины из государственной коллекции,
поэтому очень трудно их поменять на новые. Но вот в частных апартаментах резиденции, которая находится на этом же этаже, есть новые картины: мать моего мужа – художница, и мы приехали в Минск с ее работами. Свекровь навещала нас в Абу-Даби и в Бахрейне и рисовала дома, где мы там жили. Теперь эти картины с нами как очень дорогие сувениры.

– И в Минск она тоже приедет?

– Надеюсь, но ей 87 лет… И живет она в Америке. Но сестра мужа приедет. А также его американские друзья – они вообще очень заинтересовались Беларусью, про которую совсем ничего не знают.

– Всех своих гостей отвезите в Беловежскую пущу.

– Обязательно.

– А фотографии, которые стоят здесь у вас на комоде, личные или официальные?

– Это личные фотографии. Я организовывала визиты принца Чарльза и бывшего премьер-министра Джона Мейджора в Абу-Даби и принца Эндрю в Кувейт и получила от них фотопортреты в подарок с личными подписями.

– В конце нашей беседы, госпожа посол, не могу не спросить о Брексите. Все ждут 31 октября. Уже сказано столько слов, столько сломано копий… Что еще можно добавить?

– Мы упорно работаем, чтобы достигнуть соглашения с Евросоюзом. Но какой будет результат, предположить не могу.

– Я услышала недавно хорошую английскую пословицу: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Все устали и готовы к любому результату?

– Я верю, что все будет хорошо. Сейчас у нас сложная ситуация, но правды ради надо сказать, что исторически вместе с континентальной Европой мы не были никогда.

***

P.S. В Беларуси зарегистрировано около 450 предприятий с британским капиталом. В Великобритании действуют три субъекта ТПС белорусских экспортеров: компания «BNK UK Ltd» (дочерняя структура ЗАО «Белорусская нефтяная компания»), представительство ОАО «Авиакомпания «Белавиа», представительство УП «Адани» – «Adani Limited», представительство ОАО «Банк развития Республики Беларусь».

В 2018 году товарооборот Беларуси с Великобританией составил 3386,9 миллиона долларов США (128,7% к 2017 г.), экспорт – 3072,9 миллиона долларов США (129,0%), импорт – 314,0 миллиона долларов США (125,9%). Сальдо положительное – 2759,0 миллиона долларов США.

Объем прямых инвестиций из Великобритании в Республику Беларусь по итогам 2018 года составил 2707 миллионов долларов США (в 2017 году – 2456 миллионов долларов США). Соединенное Королевство занимает второе место (после Российской Федерации) с 31,7% от всего объема прямых иностранных инвестиций в экономику Беларуси.

***

Материал опубликован в газете «Народная Воля» № 82 (4437) за 18 октября 2019 года