Иллюстративное фото

Уважаемая «Народная Воля»!

Пишу в газету от большой обиды на государственную бюрократию, которая вместо того, чтобы проникнуться болью простых людей, шлет пустые отписки. Разве я, например, заслужил такое бездушное отношение?

После Великой Отечественной войны я воспитывался в Лепельском детском доме №16, так как остался без родителей. Отец не вернулся с фронта, погиб в бою, дедушка-партизан подорвался на мине после войны, когда пахал колхозное поле. Маму ночью на «черном воронке» увезли в тюрьму за «воровство». А воровство было такое: идя с колхозной работы через ржевник, который назавтра должны были перепахать, подняла считанное количество колосков, чтобы сварить похлебки, поскольку мы, дети, пухли от голода. (На этом же поле подорвался мой дедушка.)

Спасибо директору школы Якову Мартыновичу (фамилию не помню), который добился, чтобы нас с сестрой приняли в детдом.

В 15 лет нужно было работать, но малолетку нигде не брали. Скитался где попало и голодал, пока не подобрал меня старшина духового оркестра 3-го гвардейского танкового полка, расположенного в военном городке Заслоново. Никогда не забуду его фамилию – Кондратюк. Спасибо ему большое!

Так я стал воспитанником полка. Но когда мне исполнилось 16 лет, я ушел из оркестра и стал работать грузчиком. А когда молодежь начала уезжать в Казахстан на освоение целинных земель, отправился туда и я. Попал в поселок Денисовка строить автогужевой мост через реку Тобол.

Жили все в палатках, удовольствие, скажу, не из приятных. Никаких кроватей или настилов не было, матрацы лежали прямо на земле.

К зиме построили шлакоблочный барак. Вот здесь-то и началось самое неприятное…

Полный текст письма жителя города Червеня Эрнеста Збигнеевича Вержинского читайте в газете «Народная Воля» за 15 октября