Владимир Адамович. Фото: belta.by

Вот уж действительно: не боги горшки обжигают. Бывший военный, к которому когда-то служба повернулась спиной, теперь успешно трудится на земле. Правда, не сразу пристал к сельскому хозяйству. Уволившись из армии, какое-то время таксовал, затем оказался в числе тех, кто занимался «купи-продай». А перед тем, как учуять запах пашни, познакомиться с природой и повадками фермерской живности, наилучшим образом проявил себя в фармацевтическом деле.

Я – об известной личности, а конкретнее – о Владимире Адамовиче из Логойска. Человеке, который, поменяв офицерские погоны на цивильную форму, не поступился жизненными принципами, из-за которых, впрочем, и пришлось оставить службу. Не опустил он руки, не растерялся в те девяностые, когда всё валилось, всё рушилось, а стал активно искать точку опоры. И нашел. Не одну, а теперь у него их несколько, но три основные – крестьянско-фермерское хозяйство «Цнянские экопродукты», открытое акционерное общество «Косино» (в прошлом два колхоза) и ООО «АмантисМед». В одинаковой мере его внимание приковано как к аграрному производству, так и к фармацевтическому. «АмантисМед» – завод по изготовлению современных лекарственных препаратов.

Пару недель назад я напросился в гости к Владимиру Леонидовичу. Захотелось воочию
увидеть «логойского капиталиста» прежде всего в роли землевладельца. И был удивлен его познаниями как в растениеводстве, так и в животноводстве. Как будто он окончил две знаменитые сельскохозяйственные академии – Горецкую и Тимирязевскую. Хотя известно, что за плечами у него всего-то пара лет учебы в суворовском училище да подготовка в Свердловском танково-артиллерийском.

– Когда есть интерес и желание – докопаешься до всего, – услышал от Владимира Леонидовича, когда мы заглянули на ближайший молочно-товарный комплекс. И продолжил: – Смотрите, вот это я увидел в Израиле. Коровы отдыхают на теплой соломенной подстилке. Во время кормления свободно переходят в другую зону, а доильный зал – вообще в стороне. Кормораздатчик едет по широкому чистому проходу, под ноги коровам не попадает ни один килограмм сенажа, силоса, не говоря уже о концентратах…

У многих из нас животноводческие фермы ассоциируются с неприятным, бьющим в нос запахом навоза. А вот здесь, я заметил, пахнет всего лишь ароматной
зеленой массой. И больше ничем. В чем секрет? А в том, что в помещении, где содержится сотня-другая коров, постоянно искусственно поддерживается оптимальный
микроклимат.

– Видите разветвленные трубы большого диаметра? Это вентиляционная система, которая запрограммирована на определенный режим, – удовлетворяет мое любопытство Адамович.

А я невольно в очередной раз подмечаю его хозяйскую жилку.

– Вот эти поилки мы придумали сами, и обошлись они нам намного дешевле, чем если
бы покупали. Да и вообще строили этот комплекс хозспособом, то есть собственными силами. И благодаря этому он вышел нам примерно в полтора раза дешевле, чем если бы нанимали подрядную организацию. На чем только они не накручивают! – резюмировал Владимир Леонидович.

Заходим в соседний блок. Несколько мужчин-мастеров заняты изготовлением и монтажом оцинкованных емкостей для проращивания зерносмесей. Слово за слово, и Адамович поясняет:

– Вот доукомплектуем кормоцех, и все злаковые будут включаться в рацион только в пророщенном виде. Провели такой эксперимент: взяли две группы коров с одинаковой удойностью, одной продолжили скармливать зернофураж, как обычно, без обработки, другой – в пророщенном варианте. Так вот продуктивность тех коров, в рацион которых включались пророщенные зерносмеси, возросла чуть ли не на тридцать
процентов. А это уже совсем другая рентабельность производства молока…

Ой, как крутятся мозги у «капиталиста» Владимира Адамовича! В тот день, когда он устроил мне экскурсию по своим сельхозвладениям, я в этом убеждался еще не раз. Так, Логойщину неслучайно называют белорусской Швейцарией. Сплошные холмы, прореженные лесами, придают пейзажу такой колорит, что хоть садись в любом месте и пиши картины. Но не все же у нас художники, да и от земли надо что-то получать. Вот и задумался Владимир Леонидович Адамович, когда судьба забросила его, родившегося под Барановичами, в Логойск: что лучше выращивать на здешних землях с балльностью ниже тридцати, а то и вообще очень и очень скудных? Поговорил с местными селянами, посоветовался кое с кем из ученых и решил: пойдет картошка. Но площади расширял постепенно – нужно было самому убедиться, что выбранный вариант беспроигрышный. И практика это подтвердила. Уже через три года после создания крестьянско-фермерского хозяйства «Цнянские экопродукты» под картофель было занято 700 гектаров. Таких урожаев – четыреста-пятьсот центнеров – раньше никто в районе не получал.

Опять же Адамовича выручили его собственные мозги. Он рванул не только к нашим, белорусским, селекционерам, но и к тем европейским, которые на картошке, как говорят, зубы съели. Да, клубни местных сортов хороши на вкус, но при реализации возникают проблемы. Разрежет оптовый покупатель одну-другую картофелину, а внутри – дуплистость: нет, брать не буду. А вот западные сорта этим практически не страдают. А потому хитроумный Владимир Леонидович сразу же взял ориентир на размножение картофеля таких сортов, как Королева Анна, Родео, Ред Фентези, Гала и Джелли. Благо европейцы не только со скидками продали семенной материал, но и консультировали, какую технологию применять в отношении того или иного сорта, а осенью интересовались результатами.

Местным колхозно-совхозным агрономам и в голову не приходило, что возделывание «второго хлеба», как в Беларуси называют картофель, требует особой стратегии. Адамович это уловил с первого года, пообщавшись с теми же европейцами. Он сразу стал решать уравнение с двумя неизвестными: как вырастить высококачественные клубни и кому их реализовать. Ты нашел крупного покупателя, но ему нужен картофель со специфическими характеристиками. Для полуфабрикатов, например, высокоурожайный сорт Джелли, клубни которого могут весить чуть ли не до двух килограммов, не подходит. Значит, если фермер рассчитывает строить долгосрочные отношения с покупателем, которому нужен картофель для полуфабрикатов, то и нацеливается на соответствующие сорта. Клубни одного подходят для чипсов, другого – для драников, третьего – для пюре, четвертого… Словом, думай, фермер, думай!

На сортировальном пункте спрашиваю у Владимира Леонидовича, какая урожайность
картофеля в этом году. Лето ведь было не совсем удачным. Вижу, у человека загораются глаза. Он берет с ленты несколько клубней и, демонстрируя их, с радостью произносит:

– Еще не все поля убраны, но, если исключить семенные участки, то с гектара выходит более шестисот центнеров.

О чем я при этом подумал? Помню времена, когда председателям колхозов, достигших урожайности картофеля в 350–380 центнеров, давали Героя Соцтруда. Так почему теперь Адамовичу не присвоить звание Героя Беларуси?

Понятно, вслух я эти мысли не высказал. Не тот у него характер, чтобы гнаться за славой. А вот за дело переживает. Во время уборочной рабочий день начинается с рассветом и заканчивается, считай, поздно вечером. Везде нужно побывать, во всё нужно вникнуть. Нелегко было на душе, когда в начале лета стояла жара и всходы картофеля просто просили влаги. Где вы видели, чтобы огромнейшие площади этой культуры поливались? А в «Цнянских экопродуктах» это давным-давно налажено. Раскатывают километровые шланги, запускаются насосы, и каждое картофельное поле получает столько влаги, сколько нужно для растений даже в самый засушливый период. И отдача налицо!

Самая большая опасность для картофелеводов – нематода. В хозяйстве Адамовича, чтобы избежать этого злейшего врага, под картофель не используют органику. А чтобы почва обогащалась гумусом, на тех участках, где в следующем году планируется посадить картофель, обязательно после уборки раннесозревающих культур высеваются сидераты, в основном масличная редька. Минеральные удобрения вносятся локально, что позволяет добиться содержания нитратов в клубнях в пять-шесть раз ниже допустимых норм.

Покидая картофелесортировальный пункт, я обратил внимание на несколько фур с российскими, украинскими и даже молдавскими номерами. Они стояли на обочине и ожидали загрузки.

– Спрос на картошку нынче есть?

– Еще какой! – ответил Владимир Леонидович.

– А цены?

– Приличные, нас устраивают.

– А в столичную торговую сеть поставляете картофель?

– В данное время нет. Представляете, сколько вокруг гипермаркетов, их распределительных центров крутится разного жулья; чтобы они взяли нашу продукцию, победившую в тендере, – дай им откат. А я что, враг себе? Нет! Не хочу сидеть в тюрьме… Разворачиваем машину, отдаем картофель другим, а они пусть не надеются на…

Вот так – прекрасная продукция тысячами тонн уходит на экспорт, а с реализацией на месте есть проблема. Правда, картофель крестьянско-фермерского хозяйства «Цнянские экопродукты» может дождаться местного покупателя и зимой, и даже весной, когда до нового урожая будет оставаться какой-то месяц. В хозяйстве имеется пять овощехранилищ, два из них – «круглые», что позволяет контролировать микроклимат и сохранить клубни в хорошем состоянии практически до следующего урожая.

У «капиталиста» Адамовича всё делается с умом, на основе тщательных расчетов. Ему не нужно напоминать поговорку «Скупой платит дважды». Он не жалеет денег на приобретение дорогостоящей импортной техники – грузовиков MAN и DAF, тракторов John Deere, погрузчиков Merlo, картофелеуборочных комбайнов фирмы Crimme… Кроме как на полях крестьянско-фермерского хозяйства «Цнянские экопродукты», вы нигде не увидите уникальный «картофельный танк» – четырехрядный Grimme Tectron 415 на гусеничном ходу. С любого болота достанет до единого клубня.

А валовой сбор картофеля во всех владениях Владимира Адамовича нынче ожидается в пределах чуть ли не сорока тысяч тонн. Чтобы до заморозков закончить уборку, на сортировальных пунктах работа идет в две смены. Даже группа цыган помогает хозяйству. А почему бы и нет? Хороший ведь заработок! «Капиталисту» Адамовичу не нужно решать проблему, которая остро стоит в целом по стране, – выход на месячную зарплату в 500 долларов. Эта цифра давным-давно перекрыта. В горячую пору механизаторы, которые не спят в шапку, могут заработать в месяц и две тысячи долларов. Понятно, в эквиваленте, на карточку получка переводится только в белорусских рублях.

…Поблагодарив Владимира Леонидовича за «экскурсию» по его аграрным владениям, которые в общей сложности занимают более семи тысяч гектаров, я выехал на трассу Логойск–Минск. Невольно подумалось: все же не каждый человек может обжигать
горшки! Но если понадобится, то Адамович, конечно, возьмется и за это. И у него-то, я уверен, получится.

***

Статья опубликована в газете «Народная Воля» № 81 (4436) за 15 октября