Эдуард Нарышкин. Фото https://www.infobaza.by

Экс-глава концерна «Беллегпром», один из самых востребованных топ-менеджеров баллотируется в Палату представителей. «Народная Воля» уточнила, зачем ему это надо.

– Эдуард Михайлович, вы все время подчеркивали: «Я не политик, а промышленник. Мне интересно заниматься чем-то конкретным, видеть результат, а политика, парламент, выборы – это не мое». Кто заставил вас поменять решение и пойти в парламент?

– Я член Республиканской партии труда и справедливости. А партии должны ходить на выборы. Я решил баллотироваться по тому же округу, где и раньше, – в Бобруйске, где родился. Но тогда, к сожалению, я наделал много шума.

– Да, вы набрали около 50 процентов голосов, но депутатом так и не стали – сняли свою кандидатуру. А сейчас готовитесь серьезно к выборам? Знаете, кто ваш самый главный конкурент?

– Наверное, депутат Ирина Рынейская. Она была и в предыдущем созыве парламента…

– Как оцениваете свои шансы? Вы верите, что за вас проголосуют?

– Общеизвестный факт: не важно, как голосуют, важно, как считают.

– Но если вы понимаете, что у нас выборы, мягко говоря, слишком несовершенны, зачем участвуете в этой политической игре?

– Не сочтите за позерство, но я это делаю ради партийного движения и развития гражданского общества. А страна будет меняться, и избирательное законодательство тоже – это неизбежно.

– Как вы относитесь к предложению финансировать партии из бюджета?

– Я был в рабочей группе при Минюсте. И в этом смысле голоса оппозиционных партий и, как нас называют, провластных звучали в унисон. Все выступают за такой подход. Другое дело – насколько голос партий услышат те, кому это было адресовано…

92 процента стран финансируют свои партии. И я не вижу ничего страшного в том, что какая-то совсем маленькая часть денег налогоплательщиков пойдет на поддержку партий. Тем более что финансироваться будут только партии, которые пройдут в парламент. На те крохи, которые мы сегодня собираем в виде взносов на свое существование, развитие партий просто невозможно.

У нашей партии есть своя точка зрения – да, она социалистическая, но мы выступаем за то, чтобы партии и общественные организации участвовали в контроле за бюджетом, его расходами, чтобы они были публичными и прозрачными, мы выступаем за социально ориентированное государство. Я никогда не был радикалом и всегда в общем-то придерживался этих взглядов.

– Мне казалось, вы были либералом – в хорошем понимании этого слова.

– Да, но не либертарианцем – эти ценности для меня неприемлемы. Я не поддерживаю популяризацию «среднего» пола: считаю, что есть мужчина и есть женщина. Я выступаю за традиционные ценности. И я не за революцию, а за эволюцию.

– Вы высказывали нестандартные для государственного чиновника мысли по реформированию экономики…

– В экономике должен быть рост производительности труда – это самое главное. В Америке в 1964 году он был в шесть раз выше, чем сейчас у нас. Мы сильно отстаем по росту производительности труда. Я считаю, что государство должно поддерживать те предприятия, которые занимаются перевооружением производства и ориентированы на рост производительности труда. Надо меняться! Но пройдут десятилетия, прежде чем мы изменимся. Не за горами новый мировой финансовый кризис. И по нашей маленькой лодке он тоже ударит – мы должны быть готовы…

Полный текст интервью Эдуарда Нарышкина читайте в газете «Народная Воля» за 15 октября