Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Зачем государству-левиафану примиряться с «невидимой рукой» рынка.

Как-то незаметно для себя мы свыклись с мыслью, что ничего хорошего здесь не будет. Россия аннексирует. Люди уедут. Бензин подорожает. Зарплаты не повысят. Пенсионный возраст подымут. Мест в садиках не хватит. Очереди к врачу не дождешься. Детей в школах будут учить троечники. Инвестор не придет. Рубль не устоит. Ну и вообще.

Владимир Короткевич писал про совсем других белорусов: «Ці ж Бог даў беларусу дзюбу, каб ён пішчаў? — А для чаго? — Лушчыць арэхі ды цалавацца!» Но уже «Песняры» пели, что «няма таго, што раньш было», а с тех пор немало воды утекло. Наше мнение о стране эволюционировало от гордого «люблю Беларусь» до стыдливого «ну вы же понимаете». Итог — потеря привлекательности жизни в стране: только 25,8% жителей Беларуси говорят, что таким людям, как они, лучше живется в Беларуси, а 34,4% считают, что таким, как они, лучше живется за границей. Остальные либо не видят разницы (15,7%), либо не определились (24,1%). Это данные опроса 2019 года*. Всего 11 лет назад картина отличалась радикально: жизнь в Беларуси казалась лучшей 47,9% участников опроса, а за границей — 21,5%. За эти годы баланс ответов стал отрицательным.

По возрастам картина разочарования в жизни на родине выглядит еще более впечатляющей. В опросе 2008 года жизнь за границей выглядела явно предпочтительной только (!) для молодежи в возрасте до 25 лет. А уже в 2019 году те, кто предпочитал Беларусь загранице, преобладали только в возрасте 55 лет и старше. Для людей старше 65 лет изменения во взглядах оказались и вовсе драматичными. Если в 2008 году родину предпочитали загранице 72,6% белорусов в этом возрасте, то в 2019-м — всего 43,5%. В 2019 году 24,7% опрошенных старше 65 лет сказали, что таким, как они, лучше живется за границей, хотя в 2008 году их было всего 4,2%.

Почему так случилось? Вероятно, дело в нашем разочаровании в государстве. В начале 1990-х, когда окрестные страны строили капитализм, мы радовались, что нашу страну не разворовали олигархи. В 2000-х, когда Европейский союз прирастал новыми странами, мы стояли в очереди за льготными кредитами на жилье, верили, что «девальвации не будет» и считали, что работа на МАЗе — это навсегда. Но в 2010-х мы узнали, что последние 10 лет «жили не по средствам» и что зарплата отличается от получки. Государство вдруг перестало быть гарантом занятости — наоборот, госпредприятия взяли на вооружение практику увольнения работников, у которых заканчивался контракт. Затем начал расти пенсионный возраст, а из-за повышения страхового стажа несколько тысяч человек уже оказались в «пенсионной ловушке». А главное, экономика перестала расти, и различия между нами и более богатыми странами начали углубляться. И белорусы начали «шукаць долі»: жители западных регионов — в основном в Польше, восточных — в основном в России, все вместе — в Минске, а минчане — где подальше. Наш опрос малых и средних частных предприятий показал, что бизнес считает трудовую миграцию очень серьезным барьером для развития — подавляющее большинство компаний отметили, что им тяжело или очень тяжело «найти и удержать высококвалифицированного сотрудника».

Одновременно с разочарованием в государстве росло «очарование» частного сектора. У меня нет данных, которые позволили бы посмотреть на динамику общественного мнения, но результаты опроса 2019 года в очередной раз показывают нам совсем не стереотипных белорусов.

Во-первых, на вопрос «какой бизнес эффективнее» только 12,9% респондентов ответили, что государственный, а 48,6% — что частный (остальные либо не определились — 24,9%, либо считают, что между государственным и частным бизнесом нет отличий в эффективности — 13,5%). Причем частный сектор «выигрывает» у государственного во всех возрастных группах, даже в группе людей старше 65 лет, которых принято считать сторонниками традиционной модели экономики. Частный бизнес выигрывает у государственного и в городах, и на селе. Во всех регионах. И среди мужчин, и среди женщин. При любом уровне образования. И среди занятых, и среди тех, кто не работает. Вне зависимости от рода занятий и материального положения. Частный сектор эффективнее государственного — по этому поводу в обществе достигнут безусловный консенсус.

Во-вторых, частный бизнес, по мнению белорусов, это не только эффективно, но и справедливо. Мы предлагали респондентам выбрать одно из пяти высказываний, которое описывает их отношение к белорусским бизнесменам. Кто они — люди, которые «не в ладах с законом», или люди, которые «зарабатывают честным трудом»? Результаты, аналогичные предыдущему вопросу: без малого половина (48,2% опрошенных) выбрали вариант «они зарабатывают честным трудом, создают рабочие места и помогают экономике развиваться», еще 28,3% видят в белорусских бизнесменах своего рода добрых олигархов («они зарабатывают во многом благодаря связям с властью, но польза от них для страны все равно есть»), и только 6,6% выбрали уничижительные формулировки («это в основном спекулянты и нечистые на руку люди, которые наживаются на простом человеке» и «это в основном люди, которые не в ладах с законом, их деятельность приносит вред экономике»). И снова мы видим широкий консенсус: белорусские бизнесмены справедливо зарабатывают свои деньги.

Ничего удивительного в таком отношении белорусов к частному сектору нет. Результаты нашего прошлогоднего исследования были аналогичными: по данным опроса 2018 года, примерно 45% населения последовательно или в значительной степени поддерживало принципы рыночной экономики, и менее четверти населения выступало за плановые методы управления экономикой. Мы сейчас и мы 10 лет тому назад — это совсем разное общество. Поэтому попытка сохранить то, что не только перестало быть эффективным, но и перестало восприниматься как эффективное простыми людьми, не найдет поддержки в обществе и вызовет еще большее разочарование. Парадокс в том, что государству, чтобы остаться сильным, нужно ослабить контроль и перестать замещать собой рыночные силы. Это эффективно, это справедливо и это поддержат простые люди. И это станет началом возврата от «ну вы же понимаете» к «люблю Беларусь». Наверное, ни в одной стране мира реформы не имели такого шанса быть популярными. Упустим эту возможность — рискуем потерять страну.

* Опрос 2019 года проводился в рамках исследования отношения населения Беларуси к системе социальной защиты, которое проводится Исследовательским центром ИПМ совместно с BEROC. Было опрошено 1536 человек по репрезентативной национальной выборке (город/село) в возрасте от 18 до 75 лет. Опрос проводился в августе-сентябре 2019 года компанией MIA Research. Опрос 2008 года проводился аксиометрической лабораторией НОВАК в рамках изучения социальных контрактов в Беларуси по репрезентативной национальной выборке (1577 человек, город/село, 18−75 лет).