Валентина Старовойтова. Фото: https://www.kp.by

У них была невероятная, пронзительная история любви. Разница в возрасте – 27 лет. У обоих за плечами не очень удачные первые браки, непростые судьбы… Дважды Герой Социалистического Труда Василий Константинович Старовойтов был человек конкретный и предложение руки и сердца Валентине Николаевне сделал тоже очень конкретное: «Сударыня, ты прекрасный человек! Давай с тобой сойдемся: ты поможешь мне жить, а я тебе. Подумай, даю тебе три дня!»

Валентина поначалу оторопела от такой прямоты. Но потом решила, что с такимь человеком точно не пропадет, и ответила: «Буду вам, Василий Константинович, и подругой, и женой, и любовницей…»

«Народная Воля» поинтересовалась, как живет вдова бывшего председателя легендарного колхоза «Рассвет» Василия Старовойтова и какими были для нее эти шесть лет без мужа.

– Я сейчас уже не работаю, – рассказывает Валентина Николаевна. – Занимаюсь своими огородными делами. Все у меня убрано, все сделано, все посажено. Капусту осталось убрать да цветочки, когда отцветут…

Вчера на могилке Василия Константиновича убиралась, вымыла, вытерла, обрезала, что надо. И посадила 26 кустов самшита еще. Там такая ладная территория около бордюра, я и раньше посадила 24 куста, а теперь хочу, чтобы они густенько росли, буду потом обрезать…

Еще занимаюсь плетением из газетных трубочек, вышиваю, зимой буду что-то шить… Без дела не сижу!

Из хозяйства у меня только огород – семь с половиной соток.

И вы сами со всем управляетесь?

– Со мной живут дочь и зять, они помогают. Я не одна живу. Невозможно в этом коттедже одной жить. Поэтому дети переехали ко мне.

– Сразу после смерти Василия Константиновича?

– Нет. Два года я жила с внуком, он ходил в 10–11 классы, а потом уже дети переехали.

– Не скучаете без работы?

– Вы знаете, в 67 лет уже не скучаю. В 55 еще, наверное, скучала бы, а так уже какие-то другие приоритеты, другие мысли. Да и отношение к жизни совершенно другое.

Я веду здоровый образ жизни. Занимаюсь зарядкой по примеру Василия Константиновича. Стараюсь!

– Некоторые после смерти близкого человека годами не могут оправиться, загоняют себя в депрессию…

– Депрессии у меня не было никогда. Я поддерживаю себя сама, внушаю, что нужно что-то делать. Поблажек себе не даю!

У меня много цветов – наверху целая цветочная галерея, на улице. За ними нужно ухаживать! И знаете, что я вам скажу? Овощами заниматься намного легче! Одни
цветы нужно подкормить, другие подрезать, третьи перекопать, обработать. С картошкой даже меньше работы, чем с цветами! Они занимают много времени, скучать некогда.

– Но сразу после смерти мужа, наверное, совсем не до цветов было…

– Да. У меня была грусть-печаль, плакала много. Но я человек верующий (не до фанатизма, конечно), я и теперь посещаю церковь.

Смерть меня очень поразила. Даже не смерть, а его страдания. После его ухода наступил какой-то провал, когда буквально все отступило назад. А потом потихоньку вернула себя к жизни. Потому что надо продолжать жить. Несмотря ни на что. Есть дети, внуки, есть я… И надо как-то жить. Даже не как-то, а с умом, с интересом!

Когда Василий Константинович был жив, я пыталась стихи писать. И у меня получалось. Вдохновение было! А сейчас не тянет даже. Стихов я больше не пишу. А вот дневник веду…

Полный текст беседы Марины Коктыш с Валентиной Старовойтовой читайте в газете «Народная Воля» за 4 октября