Светлана Калинкина

Вспомним события 1999-го.

В Москве тяжело больной Борис Ельцин едва удерживает власть. Для поддержания
его популярности у окружения (коим тогда верховодил Борис Березовский) рождается идея повернуть время вспять хотя бы в виде создания мини-союза Беларуси и России. Сама не присутствовала, но, согласно легенде, Лукашенко тогда пообещали статус преемника Ельцина, место в Кремле. Как тут не загореться!..

Между Москвой и Минском согласовывается проект договора об объединении двух стран в ССР – Союз Суверенных Республик. В документе записано, что каждая из сторон сохраняет свой суверенитет. Но Союзу планируется передать внешнюю политику, оборону и безопасность, бюджетную, денежно-кредитную, налоговую системы, таможенные вопросы, энергетику, транспорт и связь… А еще единый суд, единый парламент, единый Совмин, флаг, гимн, единое гражданство…

Одновременно в Беларуси идет нейтрализация оппозиции. Умирает Геннадий Карпенко, исчезают Юрий Захаренко, Виктор Гончар, Анатолий Красовский, за решеткой оказывается экс-премьер Михаил Чигирь. Минюст объявляет перерегистрацию партий, и для получения статуса партии уже требуется не 500, а 1500 членов. Объявляется перерегистрация профсоюзов…

Сегодня хорошим тоном считается спорить на тему, являлись ли все эти события звеньями одной цепи или все происходившее в тот страшный год всего лишь совпадение, случайность. Ведь доказательств нет. Однако в 1999-м споров не было. Ощущение угрозы физического уничтожения и страны, и отдельных людей просто висело в воздухе. И белорусская оппозиция – разрозненная, дезориентированная, обезглавленная, обескровленная – сумела мобилизоваться и вывести людей на улицы.

Лозунгом тех дней стал «Радзіма і свабода». Марш свободы состоялся 17 октября 1999 года и его организаторами выступили те, кто отнюдь не питал друг к другу особо приязненных чувств – Анатолий Лебедько, Николай Статкевич, Винцук Вечёрко, Дмитрий Бондаренко.

Это была одна из самых продолжительных акций протеста в белорусской истории – марш длился около пяти часов. Это была одна из самых массовых акций протеста в белорусской истории – 40–50 тысяч человек. Это была одна из самых кровавых акций в белорусской истории – с ловушкой на улице Пулихова, где, будто специально для демонстрантов, разобрали плитку на тротуарах, чтобы под рукой были камни…

Но, по моему глубокому убеждению, именно тогда, в октябре 1999-го, белорусы
де-факто подтвердили свое право присутствовать на политической карте мира, сказав «Нет!» тихой аннексии страны. И хотя в декабре 1999 года Ельцин и Лукашенко все-таки подписали Договор о создании Союзного государства, но это был уже не тот договор: никто и не вспомнил об идее создать ССР, и эйфории насчет возможности объединения уже не было ни в «Красном доме» в Минске, ни на Красной площади в Москве. Два десятилетия не было…

Полный текст колонки Светланы Калинкиной читайте в газете «Народная Воля» за 20 сентября